14:50 

Моё творчество. Фанфик "В цель" 17+ Главы 42-47

YuliyaG
Наиболее тяжелая вещь в жизни - это понять, какой мост следует перейти, а какой сжечь.
Название: "В цель"
Автор: Yuliya
Фандом: Стрела
Персонажи: Фелисити/Оливер
Автор обложки: Cudzinec
Статус фика: в процессе
От автора: Я хочу начать с нуля, пройдя сложный путь отношений двоих, хочу обнажить их сущности, слой за слоем снимая покровы. Почему в этом проекте так трудно соблюсти канон. Потому, что он слишком многообразен. Оливер - несколько личностей в одной, излом, боль, груз прошлого и дикое чувство вины. Фелисити - порывы и скромность, твёрдость и уступчивость, смятение и решительность. И это только начало...
Краткое содержание: Она чувствует его, чувствует сильно и болезненно, как будто внутри установлен радар для улавливания малейших изменений в состоянии «железного» человека, но этого мало... Он по-прежнему замыкается в себе, погружаясь в прошлое: слишком много чувства вины для одного.
Disclaimer: Все права на персонажей принадлежат их законным владельцам, никакой материальной выгоды от создания и распространения данного материала я не получаю
Размещение: не копировать на другие ресурсы без моего согласия




В цель


Глава 42

Фелисити Смоук не любила напиваться, она считала это занятие недостойным, несоответствующим её жизненным принципам и, главное, бесполезным. Лучше становится лишь на пару-тройку часов, когда процесс набирает обороты, разум постепенно теряет контроль над реальностью, а язык чувствует себя свободным от каких-либо условностей. На время,.. зато утром приходит расплата.
Смоук с трудом поднялась с кровати. Голова болела, сухость во рту корябала горло, тело кричало о том, что всю ночь разгружало вагоны, а не мирно спало в домашней кровати. Подойдя к зеркалу, блондинка поразилась размеру своих глаз, которые уменьшились раза в два, зато объём причёски увеличился, правда, это был не тот объём, о котором мечтают все девушки. Приглаживая торчащие во все стороны пряди, Фел скользнула взглядом по мятому платью.
- О Боже, это не я… точнее, я, но… нет… я не могла так напиться… не могла, - скорчив страдальческую рожицу, девушка резко выдала своему отражению, - но напилась.
Фелисити осушила стакан воды, вытерла рот тыльной стороной ладони, затем попыталась вспомнить события прошедшего вечера. Всё началось в баре: рюмка за рюмкой, слово за словом, но конец вечеринки двух женщин расплывался - образы маячили в густом тумане, скрывающем лица и события.
Смоук набрала номер Лайлы, решив поблагодарить за «доставку» домой. После разговора с женой Диггла стало тошно: откровения о роли Оливера во всей истории уронили самооценку Фел в район плинтуса. Блондинка застонала в голос, представив вчерашний вечер… Сколько лет они работают с Куином вместе, но в таком состоянии она себя видеть не позволяла ни разу. Даже после случая с «Маской», лёжа в больничной палате с распухшим лицом, Фелисити не было так горько. Произошедшее тогда – не её вина, сейчас - только её, целиком и полностью. И не важно, что мистер «Смит» вчера достал до печёнок, напилась она добровольно. Девушка закрыла глаза, тошнота подкатила к горлу. Заткнув рот ладонью, Смоук едва успела добежать до туалета.
Спустя час, приняв душ и выпив чашку крепкого чая (в подобном состоянии о кофе не стоило и мечтать), Фелисити вновь посмотрела в зеркало. Уже лучше, но, к сожалению, блондинка не относилась к тем, кто пьёт ночью, а утром выглядит на все сто, без следов минувших прегрешений. Хотя, может, это и к лучшему.
Почистив зубы в третий раз за утро, девушка занялась макияжем, пытаясь вспомнить события вчерашнего вечера. Безрезультатно.
- Значит, не судьба, - решительно произнесла Фел своему отражению и слабо улыбнулась.
Лицо Оливера возникло из ниоткуда, заполнив собой всё вокруг. Блондинка закрыла глаза и прислонилась лбом к зеркалу, сейчас она хотела забыть… забыть взгляд Куина, отрешённый и чуть растерянный, взгляд, которым он смотрел на неё в баре, узнавая и не узнавая одновременно.
Внезапно тоска сменилась злостью. Смоук резко отпрянула от зеркала со словами:
- Ну и что из этого. Хуже не будет, а на лучшее давно пора перестать рассчитывать.
Одевшись, Фелисити решила заправить постель, чтобы по возвращению домой этим вечером ничто не напоминало о событиях предыдущего. Рука коснулась одеяла, девушка замерла, услышав собственное признание в любви. Слеза скатилась по щеке. Смоук захотелось броситься на кровать и завыть в голос. И как за несколько минут до этого она умудрилась сказать, что хуже не будет? Фелисити, приди в себя, к тебе не относятся общие правила, распространяющиеся на других людей. Хуже будет и не раз.
Ты открыла душу человеку, который этого не ждёт и не хочет. В таком случае пьяное состояние не играет никакой роли.
С трудом сдерживаясь, девушка собрала сумочку, мысленно терзаясь вопросом – было ли что-нибудь ещё после её признания или нет? И как это выяснить?
Глубоко вздохнув, погасив свет и заперев дверь, Фел вновь наказала себя: нечего расслабляться в лифте, нужно спуститься по лестнице.
Нестандартное мышление Смоук тренировало нестандартную память, а та в свою очередь измывалась над хозяйкой, подкинув дивные кадры – Оливер несёт сотруднику на руках.
- Нет, - Фел застыла на середине лестницы, с трудом представляя, как будет смотреть в глаза «Стреле». О Боже, ещё бы вспомнить главное. – Кстати, нужно позвонить Куину, предупредить, я опаздываю, причём, уже на два часа… Нет, лучше Дигглу.
Достав телефон, блондинка обнаружила, что он разряжен, а тратить время на поиски зарядного устройства в данной ситуации непозволительно.
- Хуже быть не может, - передразнила себя Фел, неловко поставила ногу на следующую ступеньку, одновременно пытаясь положить телефон в сумку. Всё получилось так, как и должно было в случае Фелисити Смоук – девушка больно подвернула лодыжку, а телефон, пролетев несколько этажей, упал в подвальное помещение, протиснувшись сквозь прутья решётки. Прикинув, что от него осталось и у кого сейчас искать ключи, блондинка отложила спасение остатков мобильного до вечера.
В дополнение ко всему, машина Фел не завелась, и, наказав себя в очередной раз, Смоук поехала на автобусе.
*************
- Привет, - Джон поздоровался с Оливером. Обвёл взглядом штаб, задержавшись на друге. - Ты не уходил домой?
- Привет. Нет, - ответил Куин, не отрываясь от экрана монитора. – Я кое-что нашёл – это очень серьёзно. Дело касается «Маски». Думаю, у нас есть зацепка.
- Расскажи, - попросил Диггл, удобно устроившись в соседнем кресле.
Оливер потёр виски, затем устало произнёс:
- Давай дождёмся Фелисити и Роя. Кстати, ты не в курсе, где они?
Джон напрягся: он знал только местонахождение Роя – больница, в которой лежал полицейский, о Фел – ничего.
- Рой будет позже, а Фелисити разговаривала с Лайлой, но это было несколько часов назад.
- И Лайла рассказала ей о… - начал Оливер, но замолчал, с укором глядя на Диггла.
Джон лишь пожал плечами, заметив:
- Женщины, а ты чего хотел? Теперь Фел знает о тебе. Кстати, она ничего не помнит, и по словам Лайлы, это сводит её с ума.
Дигглу показалось или на лице Куина мелькнула смесь противоречивых чувств: облегчения и обречённости.
- Позвони ей, Джон.
- Что между вами вчера произошло? – спросил Джон, предполагая, Оливер не ответит. И не ошибся.
Тяжело вздохнув, мужчина набрал номер Смоук. Сотовый противным голосом верещал о недоступности, домашний тянул нервы длинными гудками.
Диггл осторожно спросил:
- Оливер, до чего ты докопался в деле «Маски»?
Друзья подумали об одном и том же. В глазах Оливера Джон увидел страх, первобытный, нечеловеческий страх… за неё.
- Поехали.

Они нашли разбитый телефон и одиноко стоящую машину. Следов Фелисити нигде не было, никто из соседей не смог сказать ничего определённого.
Джон положил руку на плечо друга:
- Оливер, мы точно не знаем.
Но слова не помогли, из Куина вырвали душу, оставив одинокую стальную оболочку, и какой бы мощной она не была, пустота внутри давила с неистовой силой, грозясь расколоть сталь на тысячи острых осколков.
- Вернёмся в штаб, попробуем выяснить хоть что-то по видеокамерам.
- Оливер… - Диггл чувствовал, что теряет лучшего друга, теряет здесь и сейчас, но не смог подобрать нужных слов. Оставалось молча сесть в машину.
*************
Спускаясь по лестнице в логово, «Стрела» ощутил знакомый запах жасмина. В следующую секунду мужчина увидел Фелисити, сидящую за рабочим столом. Первым чувством было облегчение, затем нахлынули все остальные: боль смешалась с радостью, от которой хотелось плакать, счастье и злость стали единым целым, а последней каплей послужило воспоминание о признании в любви. Глаза Оливера потемнели, властный, холодный голос прозвучал подчёркнуто грубо:
- Где ты была всё утро? Мы пытались дозвониться, но безрезультатно, а затем нашли разбитый телефон. Что всё это значит?
На секунду Смоук сжалась, но лишь на секунду – воспоминание о признании стало и её последней каплей.
- Почему ты всегда кричишь на меня? Почему? Чем я заслужила такое отношение? Я… я… я… - огонь погас так же внезапно, как и загорелся, обнажив замёрзшую душу.
Куин больше не мог смотреть на дрожащие губы и полные слёз глаза, не мог смотреть на осязаемую, густую боль, что рвала противоречиями хрупкое преданное сердце. Не в силах сопротивляться, Оливер подошёл к Фелисити, обхватил лицо девушки ладонями и прижался губами к тёплым губам. Может, грубо и горько, наказывая самого себя за чёртову боль, накрывающую каждого, кто находился рядом с «железным» человеком.


Глава 43

Оливер отпустил Фелисити так же резко, как и прижал к себе, но поцелуй продолжал горчить на губах, а руки помнили тепло тела блондинки.
- У нас нет времени, я выяснил кое-что, касающееся «Маски», - выдал Куин, подвигая стул к монитору и стараясь как можно быстрее сменить романтическую тему. - И, уверен, он замышляет нечто страшное.
Ответом стала тишина. «Железный» человек посмотрел на Фел, девушка находилась в крайней степени смущения: рот приоткрыт, на лице спектр эмоций, начиная с растерянности и удивления и заканчивая странной болезненной радостью. Она порывалась что-то сказать, но не могла, в глазах застыли слёзы. Диллг же расплылся в ослепительной улыбке, причём весь. Блаженно-радостное состояние Джона зацепило Оливера.
- Мы будем работать или обсуждать, что здесь только что случилось? – друзья даже представить не могли, сколько сил «Стреле» потребовалось, чтобы сказать это.
- А… я… я бы хотела обсудить… - промямлила Смоук, пытаясь собрать несвязные мысли в нечто подобающее крутому ИТ-специалисту.
- Ребята, как же я рад за вас, - Диггл не мог перестать улыбаться, похлопывая Оливера по плечу.
Куин напоминал зверя, загнанного в клетку. А может, «железный» человек почувствовал, как под её влиянием плавится металл.
Мужчина сурово рявкнул:
- Давайте я лучше расскажу вам, что удалось собрать.
- Что здесь происходит? – Рой подошёл к команде, пытаясь понять, отчего в штабе практически осязаема смесь напряжения и облегчения. Взгляд юноши переходил от одного лица к другому.
- Всё в порядке, просто они целовались, - быстро выдал Диггл и сразу же перевёл тему, не дав «Стреле» обрушится на друзей подобно стене кирпичей, - Оливер кое-что узнал о «Маске».
- Да, и вот уже три минуты мы не можем поговорить об этом.
- Обычно три минуты мало что могут решить в… - Смоук вынуждена была замолчать, опустив глаза.
Наконец, команда заняла места у монитора, и Куин поделился своими мыслями.
- Проанализировав данные с компьютера доктора Зеленгида, я пришёл к выводу, что это некая база подопытных, точнее, её часть. В центре психолога ведётся приём не только проблемных парочек, но и одиночных пациентов, - при этих словах лицо Оливера приняло строгое выражение, взгляд прожёг Фелисити насквозь.
- Но только сам доктор принимает парочки с проблемами в сексуальной жизни, - почему-то оправдалась блондинка.
- Ага, именно как у нас с тобой, - буркнул Куин, вновь сосредоточившись на экране монитора.
Диггл с Роем переглянулись, не узнавая «Стрелу», хотя, ничего удивительного, «Стрела» не узнавал сам себя. Мысли о поцелуе с рядом сидящей девушкой периодически отвлекали, и «железный» человек ненавидел себя за слабость.
- Я долго разбирался, пока не уловил закономерность: все записи о пациентах вносит в компьютер сам Зеленгид, анализируя заметки других специалистов клиники, затем раздаёт списки на остальные машины центра. Официально всё чисто: в этой конторе работают выпускники, так сказать, набираются опыта и смотрят в рот своему боссу. А тот производит выборку пациентов, оставляя себе определённый контингент, остальных раскидывает по коллегам. Потому иногда после первого приёма происходит смена врача.
Рой нахмурился, Диггл о чём-то задумался, Фелисити всматривалась в строки на экране монитора. Оливер продолжил:
- Я разделил списки по врачам, прогнал по базам, ничего необычного. Думаю, нужно сосредоточиться на списке самого Зеленгида. Кстати, нас там нет, - Куин посмотрел на Фелисити.
- Почему?
- Мы его или их не заинтересовали. По записям нас принимал другой психотерапевт.
Джон облегчённо вздохнул:
- Это действительно хорошо.
- Почему? – теперь не унимался Рой.
- Потому что, если в схеме замешан «Маска», мы не попадёмся ему на глаза, - ответила Смоук, понимая последствия операции, сложись всё иначе.
Перед глазами вдруг появился подвал, стул, мужчина в маске и боль, хлёсткая, резкая, смешанная с запахом плесени и крови.
Фел отвернулась, встретившись взглядом с Оливером. «Железный» человек понял, о чём она думает и что чувствует, стало ещё больнее.
- Подождите, а почему вы решили, что этот центр связан с «Маской»? Я не был там, - поинтересовался Рой, не сомневаясь в связи преступника и психолога. Но надежда умирает последней.
- Ты – их незапланированный эксперимент. Они же не могут просто отлавливать людей и накачивать сывороткой. Здесь нужно действовать более тонко, - пояснил Джон.
- И это подвело меня к следующей мысли: центр – первая ступень, на которой происходит выборка с учётом психологии, затем идёт вторая – должно быть что-то, связанное с медициной, где можно будет применить препарат. И я нашёл сеть пунктов медицинской помощи, зарегистрированных на одного из помощников «Маски». Там побывали все пациенты из списка Зеленгида, - произнёс Оливер, загружая очередной файл.
- Да, тебе полезно проводить ночь за компьютером, размышляя, - заметила Фелисити и тут же пожалела об этом.
- Угу, - слово, сорвавшееся с губ Оливера, его пронзительный взгляд и приподнятая бровь заставили покраснеть до кончиков волос, вспомнив прошлую ночь.
- Но это ещё не всё, - добавил Куин, - уверен, существует и третья ступень. Ведь препарат даёт определённый эффект. Роя сыворотка сделала сильным, но, если бы он на всех так влиял, это не осталось бы незамеченным.
Глаза Смоук заблестели, как было всегда, стоило девушке хоть на шаг приблизиться к решению сложной проблемы.
- Ты считаешь это побочным эффектом, присущим только Рою? – поинтересовалась блондинка.
- Вообще-то я здесь, - выдал Харпер.
- Ага, - отмахнулась Фелисити, погрузившись в данные. – Ну, это я в смысле, что ты здесь… и да… считаю…
Джон откашлялся:
- Когда я был в армии, слышал про некий препарат, который может вызывать различные побочные эффекты у разных людей в зависимости от их химического состава крови и особенностей темперамента, но служить одной цели.
- И какой же? – спросил Оливер.
- Не знаю. «Аргус» хотел захватить лабораторию, но её взорвали, уничтожив всё.
Звонок мобильного нарушил гнетущую тишину. Рой ответил, луч надежды осветил лицо юноши, отразившись блеском в глазах.
- Звонили из больницы. Началась операция, возможны изменения к лучшему. Можно я пойду?
- Конечно, - ответил Куин, - будем держать тебя в курсе.
Когда дверь за Роем захлопнулась, «Стрела» обречённо произнёс:
- Не могу избавиться от мысли: сыворотку, что вкололи Рою, доработали и пустили на поток. Просто мы не видим общего знаменателя.
- Нужно время, ещё немного времени.
- Но его нет.
- Пойду сварю кофе, - Диггл решил разрядить обстановку, оставив Оливера и Фелисити наедине.
Мысли блондинки катались на качелях, взмывая ввысь при воспоминании о поцелуе и опускаясь вниз после реакции Куина и событиях прошлой ночи.
Диггл отошёл, и главный вопрос навалился с новой силой, распирая девушку, пока программа прогоняла списки по дополнительным базам данных.
- Оливер, я хотела спросить…
- Слушаю.
Куин выглядел усталым и потерянным, и блондинка решила выпалить всё на одном дыхании.
- Между нами ведь вчера ничего не было?
Оливер взглядом молодого телёнка уставился на Смоук, не улавливая сути.
- Ну, между нами… ничего такого,.. когда ты меня… отвёз домой…
Мужчина на секунду смутился, но быстро взял себя в руки, поспешив заверить девушку о том, что между ними не было абсолютно ничего. Жаль, короткой секунды было достаточно, чтобы бы Фелисити поняла: признание в любви он не забудет.
Стараясь скрыть неловкость, Смоук увязла ещё глубже:
- Да, конечно, ведь платье, бельё… всё было на мне… глупый вопрос… - поймав убийственно-потерянный взгляд «железного» человека, Фел поспешила добавить, - пойду к Джону, проверю, как он там.
Спустя пять минут команда пила кофе, строя хорошие мины при плохой игре.
Диггл первым прервал неловкое молчание:
- Оливер, ты провёл хорошую работу.
Мужчина вздохнул, в голосе прозвучали нотки отчаяния:
- Тогда почему меня не покидает ощущение, что мы топчемся на месте? Все наши действия…
Куин замолчал, опустив голову.
- Ты сказал действия… действия,.. а в этом что-то есть…
Фелисити бросилась к компьютеру:
- А если людей в списке объединяют действия?
Озадаченные взгляды мужчин устремились к девушке:
- Действия, которые они совершали, те, что им, например, несвойственны. Рой превратился в машину для убийства, озлобленную на полицейских в силу своего прошлого.
Диггл и Оливер переглянулись:
- Отследить сможешь?
Фел грустно вздохнула:
- И когда вы в меня поверите? Потребуется два-три часа.
Джон допил кофе и поднялся со словами:
- Пойду переговорю с Лайлой, вдруг она что-нибудь знает о взорванной лаборатории.
После ухода Диггла тишину прерывал лишь звук работающих компьютеров.
Оливер на несколько секунд закрыл глаза, коснулся руками висков. Ощутив тёплое прикосновение к своему плечу, «железный» человек дёрнулся, как от удара.
В глазах Смоук заблестели слёзы, второй раз за столь короткое время. Она пыталась приблизиться к нему, но как огонь может приблизиться ко льду, не уничтожив его или себя.
Едва слышное:
- Прости, - причинило боль.
Рука Оливера ловко поймала руку Фелисити, губы коснулись тёплых пальцев.
- Прости, я просто устал.
Он прижал её ладонь к своей щеке и отпустил… так же резко, как и притянул несколько секунд назад… второй раз за столь короткое время.


Глава 44

Лорел металась по квартире, пытаясь делать несколько дел сразу, чтобы отвлечься от тяжёлых мыслей. В итоге, пылесос затянул какую-то вещь и отчаянно вопил на всю комнату, стиральная машина слила воду на пол ванной, утюг прожёг покрытие гладильной доски, а любимый сервиз мисс Лэнс валялся у ног кучей ненужных осколков.
Лорел с трудом усмирила восставшую технику, опустилась на пол и закрыла лицо руками.
Почему её жизнь не состояла из чёрных и белых полос, а казалась единой тёмно-серой массой, густой и липкой, отлично заделывающей любую щель, сквозь которую мог пробиться луч света. Девушка помнила, как любовалась небом, как увидела в этом знак, предвещающий лучшее будущее, но разве судьба могла позволить мисс Лэнс быть счастливой хотя бы минуту. Да, самого страшного не случилось, но и этого было достаточно, чтобы ещё на шаг приблизиться к пропасти отчаяния.
Настойчивый звонок мобильного заставил подняться.
- Алло.
- Привет.
- Привет, - Лорел пыталась контролировать дрожь в голосе.
- Я – Дилон, парень, что помог тебе в переулке.
- Откуда ты узнал мой номер? - в голосе девушки мужчина уловил нотки тревоги или только показалось.
- Извини, что так сразу. Номер дал мистер Лэнс перед тем, как прогнал мою личность по всем базам и провёл допрос с пристрастием.
Губы Лорел против воли растянулись в улыбке.
- Да, в этом весь папа.
Дилон не хотел затягивать разговор по телефону. Он не любил говорить, не видя собеседника.
- Не хочешь пройтись?
Мисс Лэнс напряглась. В трубке послышалось её учащённое дыхание.
- Это не свидание, не подумай ничего такого. Просто я хочу попрощаться, завтра уезжаю. Не более двадцати минут. Можем прогуляться у твоего дома.
Лорел охватило странное ощущение: чувства смешались, одни кричали об опасности, стоило вспомнить холодный взгляд незнакомца, другие тянулись к силе, способной защитить. Ничего подобного девушка ранее не испытывала.
Нервно сглотнув, мисс Лэнс согласилась.
Умывшись и переодевшись, Лорел вышла на улицу. Порыв ветра ударил в лицо, растрепав волосы. Дилон появился из ниоткуда, заставив девушку вздрогнуть.
- Прости, если напугал.
- Нет, всё в порядке, - солгала мисс Лэнс. – Пройдёмся до набережной?
Короткое:
- Хорошо, - заставило насторожиться, но Лорел быстро взяла себя в руки.
Подняв воротник пальто, блондинка засунула руки в карманы и уверенно зашагала вперёд, стараясь не смотреть на мужчину.
Путь до реки прошёл в полном молчании. Остановившись на мосту, мисс Лэнс облокотилась о перила и взглянула на тёмную воду. Мутный поток нёсся внизу, завораживая силой и мощью.
- Не лучшая погода для того, чтобы любоваться рекой, но именно сейчас она притягивает сильнее, чем когда-либо. Не находишь?
Внезапно Лорел осознала правоту человека, который общался с ней не более часа. Никто и никогда не мог прочитать мысли мисс Лэнс, те мысли, о существовании которых она сама и не подозревала.
Не желая открываться перед незнакомцем, девушка упрямо возразила:
- Нет. Я люблю смотреть на спокойную воду.
Дилон прищурился, лукаво заметив:
- Не хочешь признаваться? Твоё право.
Лорел взглянула в глаза мужчине, арктический холод коснулся души, но лёд скрывал что-то ещё, тщательно оберегаемое от посторонних. И почему в больничной палате она этого не заметила? Почему испугалась? Ведь страшно, когда пустота, когда огонь или лёд – это больно.
- Ты потерял человека, которого любил, а может, их было несколько.
Дилон отвернулся, уставившись на мутную поверхность реки.
- Не хочешь признаваться? Твоё право.
Проходили минуты, мужчина и женщина на мосту молчали. Ветер трепал волосы, тревожил опустошённые души, выл в измученных сердцах.
- Ты хотел попрощаться, - тихо произнесла Лорел.
И почему расставание с этим человеком вдруг стало таким болезненным. Она не хотела, чтобы он уходил. Родственные души… мисс Лэнс не верила в это, но странное чувство тлело где-то внутри. Никогда и ни с кем не возникало ничего подобного.
Дилон наклонился, осторожно коснулся губ Лорел, хрипло прошептал:
- Прощай, - и ушёл, не оборачиваясь.
В эту минуту девушка впервые поняла мутные воды реки, стремящиеся вперёд. Ведь это единственный возможный путь, когда плохо, больно и темно.
*************
Компьютер призывно пискнул. Фелисити с жадностью принялась изучать информацию на экране монитора. Чем больше страниц оставалось позади, тем сильнее возбуждение охватывало блондинку. Похоже, они приблизились к разгадке тайны. Всё сходилось, схема впечатляла масштабностью и поражала жестокостью.
Мисс Смоук поднялась со стула, позвала Оливера. Тишина отозвалась ответом.
«Как всегда увлёкся любимыми игрушками», - размышляла Фел, направляясь в смежную комнату, где Куин имел обыкновение проверять оружие.
Блондинка открыла было рот, чтобы позвать мужчину, но остановила себя, увидев «железного» человека, спящего на неудобной кровати.
Сколько часов подряд он не сомкнул глаз? Пытаясь подсчитать, Фелисити пришла в ужас. Действительно железный, ведь выдержать такое простому смертному не под силу.
«И что мне теперь делать? - спросила себя Смоук, но тут же пристыдила собственную персону за эгоистичный вопрос. – Нужно дать ему отдохнуть».
Приняв решение, блондинка присела рядом. Оливер лежал на боку, в позе не было расслабленности, складывалось ощущение, будто тигр прилёг отдохнуть, готовясь к жестокой охоте.
Фелисити тяжело вздохнула, вспомнив, как в прошлый раз неудачно разбудила «Стрелу». Она понимала, Оливер Куин никогда не причинит ей боль, по крайней мере, физическую, но не могла отделаться от мысли, что между ней и «железным» человеком пропасть, которую невозможно преодолеть в одиночестве.
Вспомнился поцелуй, затем неловкое движение, прощение, ощущение губ на кончиках пальцев. Осторожно коснувшись руки мужчины, блондинка задумалась о плохом и хорошем, что было в их жизни, и, конечно, о признании в любви, прозвучавшем так некстати. Эх, жаль некоторые моменты нельзя перемотать назад, как киноплёнку, а лучше вообще стереть. С этими мыслями Фелисити и уснула, мягко опустившись на кровать рядом с Куином.

Оливер проснулся от стойкого ощущения, что что-то не так. Это что-то, а точнее, кто-то в лице Фелисити Смоук лежал у него под боком, мирно сопя. Первой мыслью Куина было: «Как он мог не проснуться», а первой реакцией – вскочить и быстро уйти. Почему не проснулся? Может потому, что не считал её опасностью. А почему не встал и не ушёл? На это не хватило сил. Нет, не физических, просто «железный» человек не мог заставить себя оторваться от солнечной девушки, лежащей рядом.
Фелисити придвинулась ближе, Оливер ощутил тепло её тела сквозь тонкую ткань. В груди больно кольнуло, истерзанный кусочек плоти умолял хозяина остаться. И в этот миг мир показался понятным, как никогда ранее. Куин прижал к себе хрупкую девушку, уткнулся лицом в золотистые волосы и закрыл глаза.
Сквозь сон Фел тихо позвала:
- Оливер.
Мужчина хрипло произнёс:
- Я здесь.
И миру ничего не оставалось, только ждать.


Глава 45

Открыв глаза, Фелисити потратила пару секунд, чтобы понять, где находится. Вспомнив, девушка несмело улыбнулась, бросив тревожный взгляд на другую половину кровати, – Оливера не было. Облегчение, смешавшееся с разочарованием, кольнуло сердце.
Сон разбился о реальность, осталось лишь воспоминание о том, как чувствовала себя защищённой в его руках, о тепле и словах, произнесённых хриплым голосом: «Я здесь».
А может, это был не сон? Блондинка накинула кофту, поспешив в основной зал. Оливер сидел за компьютером, сосредоточенно просматривая файлы.
- Привет, - тихо произнесла девушка, всматриваясь в любимые черты.
- Привет, - отозвался Куин, скользнув по Смоук невидящим взглядом, и вновь уставился в экран монитора.
«Значит, сон. Мы просто спали на одной кровати», - решила Фел, присаживаясь рядом с мужчиной.
- Кажется, я нашёл нечто важное. И это шокирует.
- Да, - подтвердила блондинка. - Программа закончила работать несколько часов назад, я проанализировала результаты. Уверена, мы приближаемся к разгадке.
Фелисити попыталась улыбнуться, но суровый взгляд Оливера заставил стать серьёзной.
В голосе «железного» человека звучало осуждение:
- Почему ты не разбудила меня?
Смоук замялась, подбирая нейтральный ответ.
- Фелисити, почему ты не разбудила меня? Ты должна понимать, что каждая минута промедления может равняться чьей-то жизни, - к осуждению добавилось обвинение.
Блондинка не выдержала, устав от резких перепадов в отношениях с Оливером. Да, они умудрились сблизиться, ключевое слово здесь «умудрились», но постоянное движение по синусоиде сводило с ума, причиняя боль.
- Я не разбудила тебя потому, что подсчитала, сколько часов ты не спал, и пришла в ужас, а затем уснула рядом с тобой.
При последних словах на лице Оливера мелькнуло болезненное выражение.
«Всё же не сон», - поняла Смоук, не зная, радоваться реакции Куина или огорчаться, хотя, когда хочется плакать, радоваться здесь не чему.
- Я хотела тебя разбудить… через час где-то,.. но сама уснула… рядом… случайно, - девушка тщательно подбирала слова, пытаясь достучаться до «Стрелы», - пойми, это вышло случайно… я устала от…
Не выдержав напряжения от его отрешённого взгляда, Фелисити в сердцах выпалила:
- Да, я устала… я не железная, как ты, - она оборвала себя, но поздно.
Глаза Оливера потемнели, лицо застыло каменной маской, чей-то незнакомый голос хрипло произнёс, каждым словом оставляя след на сердце блондинки:
- Пока мы вместе спали кому-то подписали смертный приговор. Или я неправильно понял то, что выдал компьютер?
Смоук опустила глаза, она не хотела смотреть на Куина, а может, просто не могла.
- Вы спали вместе? И кто тот несчастный, кому подписали смертный приговор? – Диггл переводил озадаченный взгляд с одного члена команды на другого. – Меня не было всего лишь несколько часов. Что успело случиться?
Джону хотелось добавить: «И какого хрена вы двое ведёте себя, как чужие?» - но мужчина сдержался.
- Я жду, - не сдавался Диггл, облокотясь о стену.
Фелисити не выдержала первой, поток сознания открылся в неизменной манере Смоук:
- Мы не спали… точнее, спали,.. но не вместе… точнее, вместе и спали, но… один, два, три… три, два, один… мы спали и вместе… нет, не помогает… в общем, мы просто… да, это было просто…
Оливер резко произнёс:
- Мы спали в то время, когда людьми играли, как марионетками, используя в своих целях.
- О чём ты? – насторожился Джон.
- Смотри сюда, - Куин указал на экран монитора, пододвинув другу стул. – Догадка Фелисити о действиях оказалась правильной. В этих файлах собрана вся информация о странных случаях. Первый случай: государственный служащий, проработавший на предприятии сорок лет, вдруг крадёт секретные документы и передаёт конкурентам. Он не помнит произошедшего, всё подтверждают видеокамеры, побочный эффект – головные боли. Другой случай: студент мединститута, проходящий практику в центральной больнице, вкалывает себе экспериментальный препарат, не прошедший испытания. Парень жив, хотя, без осложнений не обошлось. И эта выходка позволяет ускорить работу над вакциной. Так продолжается какое-то время, но затем…
Оливер замолчал, коснувшись рукой виска, на несколько секунд закрыл глаза. Фелисити с трудом подавила желание подойти и накрыть его руку своей. Горькая улыбка тронула губы девушки при мысли о том, как «железный» человек отстранится, едва она сделает это.
Спустя минуту Куин продолжил глухим голосом:
- Домохозяйка убила президента крупной фирмы, воспользовавшись многолетней дружбой с его женой. Женщина ничего не помнит, мотив объяснить не может. Дальше хуже: телохранитель убил клиента, затем покончил собой. И подобное стало нормой.
- Почему полиция не обратила внимание на эти случаи?
- Чувствуется умелая рука режиссёра, да и кого искать, когда всё снято на камеры, убийцы погибают, а дела считают раскрытыми? В крови ничего не обнаружено. К тому же, не все жертвы были в центре Зеленгида и в вычисленных медпунктах. Похоже, сеть гораздо шире, чем мы думали. «Маска» начал с системы и добавил к ней случайную выборку.
Джон закрыл лицо ладонями. Рассказ Лайлы совпадал с тем, что мужчина услышал от Оливера.
- Эти гады не просто используют людей в своих целях, они занялись весьма прибыльным бизнесом.
- Убить, не запачкав руки в крови, да ещё и обеспечив заказчику полную безопасность, – идеальный вариант. Подобное по карману далеко не каждому, но от отсутствия заказов страдать не придётся.
Фелисити судорожно вздохнула, взгляды мужчин обратились к девушке, Диггл участливо спросил:
- Ты в порядке?
- Да…я…я не поняла этого… я думала…
В глазах блондинки стояли слёзы, сердце Оливера болезненно сжалось, но «Стрела» промолчал. Он не смог подобрать нужных слов, их подобрал Джон:
- Ты не виновата. Не ты дала «Маске» оружие, не ты использовала людей.
- Но я могла понять это раньше, - шёпотом произнесла Смоук, поражаясь масштабам деятельности монстра.
- Нет, не могла, - грубо отрезал Оливер. – Но в наших силах это остановить.
- Как?
- Сделаем заказ.
Диггл непонимающе уставился на Куина, Фелисити тоже пыталась понять мужчину, но тщетно.
Голос, напоминающий удар хлыста, резанул по сердцу:
- Заказ на меня.
Смоук выдохнула едва слышное:
- Нет.
Диггл пошёл чуть дальше:
- Ты с ума сошёл?
- Нет, - спокойно ответил «Стрела». Затем в голосе появились стальные нотки, - Джон, ты, став преуспевающим бизнесменом, закажешь меня, как главу корпорации «КуинКонсолидейтед» Оливера Куина. Сделаешь всё через «Аргус». Уверен, Аманда согласится. Это единственный способ выйти на «Маску», позже подключим полицию.
Фел молча стояла у стола, наблюдая, как их реальность разбивается вдребезги. Она только что обрела Оливера. Хриплое «я здесь» терзало сердце неотступной тенью потери.
Блондинка попыталась в последний раз:
- Ты не должен делать этого. Не должен. А если у них получится?
«Стрела» внимательно посмотрел на свою девочку, дотронулся рукой до тёплой щеки.
- Фелисити, не нужно обманывать себя. В глубине души ты понимаешь, что должен.
«Железный» человек наклонился к Смоук, прижался губами к её лбу, закрыл глаза, запоминая прикосновение холодного металла к горячему сердцу.
Он ушёл, не обернувшись, а она продолжала стоять, не в силах побороть стойкое ощущение скорой потери.
- Не спеши, - фраза Диггла вернула в исковерканную реальность. – Дай ему время… Ведь он никогда не…
Джон не смог договорить, но Смоук поняла без слов. Девушка с тоской посмотрела на друга:
- Почему мне кажется, что…
- Перестань, с ним всё будет в порядке. Не смей даже думать о плохом, это же Оливер. Его так просто не свалить.
Диггл обнял Фелисити, стало легче. Спустя пару минут мужчина погрузился в детальное изучение информации. А блондинка продолжала стоять, не в силах пошевелиться. Её призрачное счастье неслось в пропасть, сметая все преграды на пути.
Смоук задумалась о покалеченной любви, о странных отношениях, то обжигающих, то превращающих душу в лёд, о постоянной боли, о редких мгновениях счастья.
Но два слова «я здесь» навсегда соединили невозможное: металл и бешено бьющееся сердце, холодные наконечники стрел и теплое прикосновение губ, железную броню и солнечный свет.


Глава 46

Жизнь катилась под откос, и никогда ранее Фелисити Смоук не ощущала этого так явно, как сейчас.
Ей, как и любой девушке, хотелось найти настоящую любовь, определить своё место в окружающей действительности и осознать собственную полезность, причём, в крупных масштабах. На меньшее целеустремлённая блондинка – талантливый специалист в области информационный технологий не рассчитывала.
Сидя перед зеркалом в ванной и медленно проводя ватным диском по глазам, Фел подводила итоги: полезность зашкаливала, и это грело некую часть души, поддерживая в трудную минуту, место в реальности она нашла давно и не желала ничего менять, а вот с настоящей любовью возникли проблемы. Не скрывая правду от себя любимой, Смоук осознала истину – Оливер именно тот мужчина, которого она ждала всю жизнь, но мысли о создании семьи, загородном доме и бегающих детишках временами терзали измученную душу.
Фелисити металась от понимания невозможности обычного быта с Куином и желания построить уютный мирок с ним. Противоречия разрывали, дразня и насмехаясь. «Железный» человек, спасающий город, не имел ничего общего со счастливой семьёй, по крайней мере, пока оставался «Стрелой». Если милый дом, значит, другой мужчина. Но при одной мысли об этом сердце Смоук начинало отчаянно биться, моля и протестуя. И хозяйка подчинялась, понимая тщетность попыток «жить долго и счастливо» с чужим.
Слово «чужой» жёстко резануло по нервам, заставив с силой швырнуть ватный диск в корзину для мусора. Приговорённая любить одного ищет выход с неизвестным другим – жалкое зрелище.
Фел тяжело вздохнула, рассматривая своё отражение в зеркале. Все размышления свелись к одному: или быть счастливой здесь и сейчас, борясь и рискуя, или бродить в потёмках, ища то, как должно быть.
На несколько секунд закрыв глаза, Фелисити прислушалась к себе. Оливер… Оливер… Оливер… и дикое, разъедающее душу, чувство потери… Здесь и сейчас.
И почему большинство постоянно кричит о том, как важно найти настоящую любовь, но лишь единицы говорят о том, как важно её удержать.
Смоук вздрогнула, посмотрев на мир иначе, напрямую, без призмы правил и условностей. Решение было простым и очевидным. Девушка схватила куртку, сумочку и быстро покинула квартиру.

Казалось, в штабе ничего не изменилось. Оливер сидел за компьютером, просматривая новые файлы. Смоук вдруг подумала, что они поменялись местами. Бред. Глупое наваждение после тяжёлого дня, полного тревог и переживаний.
- Привет, - несмелое приветствие в ожидании поймать усталый взгляд любимых глаз.
- Привет, - тень улыбки, угадываемая бешено бьющимся сердцем.
Фелисити начала издалека, не зная, как подойти к главному.
- Ты говорил с Амандой?
- Да, она согласилась. Над легендой Джона уже работают, над моим близким окружением, из которого можно выбрать подходящую кандидатуру на роль убийцы, тоже, - спокойный ответ Оливера сжал сердце Смоук невидимой рукой, затрудняя дыхание.
Как просто озвучить собственный смертный приговор, не думая о чувствах других, хотя, может, Куин и думал, но «железный» человек заставил вывести опасные мысли за скобки.
- И всё? – она не знала, что говорить, оставалось просто тянуть время перед решающим шагом в бездну.
- Да, всё. Через пару дней будем ждать нападения «Маски», точнее, того, кого он выберет для… - Куин замолчал, видя, как девушку охватила дрожь, а в глазах заблестели слёзы.
Фелисити держалась из последних сил, но взгляд, полный боли, скользящий по стенам убежища, руки, сцепленные в немом жесте мольбы, и практически осязаемое отчаяние пробили броню «железного» человека.
Оливер подошёл к Фел, прижал к себе дрожащее тело, зарылся лицом в волосы. Дыхание коснулось шеи, хриплый шёпот проник в сознание:
- Перестань, не надо так. Всё будет хорошо.
Барьеры рухнули, растворяя мысли в иной реальности. Губы женщины нашли губы мужчины, сначала осторожно и трепетно, затем настойчиво и отчаянно. Куин жадно ответил на поцелуй, крепче прижимая девушку к себе. Но спустя минуту Смоук ощутила пустоту.
- Нет, Фелисити, нет. Мы не должны делать это.
Слёзы сорвались с ресниц, размывая любимый образ, но голос прозвучал уверенно и твёрдо:
- Почему?
Оливер молчал, но девушка не собиралась сдаваться. Живая и горячая, она излучала энергию, способную уничтожить любые преграды, включая и попытки «железного» человека заморозить окружающий мир. Фелисити дышала силой, дышала реальностью, дышала происходящим здесь и сейчас, без правил, условностей и призрачного будущего, которому, возможно, никогда не суждено сбыться.
- Почему? – вопрос-вызов, заставившийся стены логова содрогнуться от невидимой силы, спорившей с судьбой.
Оливер хранил молчание, отрешённый взгляд скользил по холодным наконечникам стрел, заставляя измученный комок плоти внутри перестать сопротивляться.
Но реальность уже начала меняться…

- Почему? – и вновь вызов, полный боли и того вида отчаяния, с которым, как разрушают надежды, так и возрождаются из пепла.
«Железный» человек ищет выход из ловушки, просчитывает варианты, но на борьбу с ней не хватает сил, только голос, уверенный и равнодушный, не отступает от главной цели:
- Я не должен портить тебе жизнь.
Фел взрывается, выкрикивая главные слова:
- А это не тебе решать! Слышишь, не тебе! Я не знаю твоих чувств ко мне, но знаю свои, - прыжок в бездну, здесь и сейчас, навсегда, - я люблю тебя, Оливер, люблю давно и, похоже, безответно.
Невыразимая боль отражается на лице Куина. Горькая улыбка касается лица девушки, превращая его в маску страдания:
- Иногда мне кажется, что ты что-то чувствуешь ко мне, но иногда… - Смоук замолкает, пытаясь подобрать слова, но они вдруг заканчиваются, будто песок в маленьких песочных часах, отсчитывающих чьи-то минуты жизни.
Фел ухмыляется, поражаясь собственному выбору. Горечь одинокого бесполезного слова пропитывает воздух, отравляя его безысходностью:
- Прости, - срывается с бледных губ.
Фелисити подходит к мужчине, проводит рукой по щеке. Пришло её время запоминать и жить дальше, воссоздавая пазлы любви в непокорной памяти. Тёплая ладонь отрывается от любимого лица, одиночество и пустота заполняют пространство.
Шаг, второй, третий… рухнувшие надежды или Феникс, восставший из пепла…
Сильные мужские руки прижимают к себе, жадные губы целуют настойчиво и грубо, лишая возможности сопротивляться. Фелисити растеряна, но страсть, вырвавшаяся на свободу, диктует правила, не считаясь с доводами рассудка.
Резким движением Оливер срывает с девушки блузку, оставляя дорожку поцелуев на шее, губы спускаются ниже, целуя грудь. Щелчок застёжки, и бюстгальтер ненужным предметом падает на пол. Влажный язык касается соска, глухой стон срывается с губ Фелисити, руки сжимают плечи мужчины. Мысли блекнут, уничтоженные желанием скинуть одежду и отдаться во власть тому, кого так долго ждала.
Время замедляет бег, позволяя двоим насладиться друг другом. Смоук целует обнажённую грудь Оливера, руки жадно исследуют тело. Мечта, ставшая реальностью, помогает забыть о стыде и неловкости. Страсть захлёстывает, обнажая самые смелые желания.
Рука Оливера властно поднимается по бедру, заставляя Фелисити терять контроль. Звук падающих предметов отражается в сознании незначительной помехой. Мужчина сажает девушку на стол, избавляя от остатков одежды. Властным движением раздвинув ноги, Куин притягивает Смоук к себе, крепко удерживая за бёдра. Губы обхватывают сосок, язык медленно двигается по груди. Фел откидывается назад, не в силах сдерживать стоны, которые становятся громче, когда губы Оливера спускаются ниже. Возбуждающие прикосновения к животу туманят рассудок, заставляя отдаться власти любимого без остатка. Ласки Куина становятся медленными и изощрёнными, Фелисити ощущает язык мужчины внизу живота, ниже, ещё ниже… наконец, язык проникает между ног, лаская настойчиво и откровенно, руки удерживают бёдра, не давая возможности сопротивляться. Тело девушки изгибается, стон переходит в крик…
Возбуждение достигает предела, Фелисити ощущает силу Оливера внутри себя. Мужчины и женщина становятся единым целым.
Страсть, пот, ритмичные движения… И мир взрывается фейерверком осколков реальности, которую изменили двое.


Глава 47

Фелисити спешила на работу по залитым солнцем улицам, не в силах скрыть улыбки. Мир изменился, преобразив серые здания в красивые небоскрёбы, отражающие кусочки жизни в огромных окнах, и серых прохожих в личности, чьи эмоции продолжали поддерживать опасный, но любимый блондинкой Старлинг-сити.
Вспоминая минуты близости с Оливером, девушка краснела, но дурманящее чувство власти над «железным» человеком продолжало пьянить и будоражить душу, заставляя сердце биться чаще.
Страхи Смоук о том, что после близости Куин резко отдалится, а может, и попытается сбежать, не оправдались. Став единым целым, мужчина и женщина обрели друг друга, как независимые личности, развивающиеся в одном направлении.
Конечно, проблем меньше не стало. Внезапно улыбка исчезла с лица Фелисити, а во взгляде промелькнула тревога: рискованная идея Оливера омрачала обретённое счастье, заставляя терзаться в ожидании удара «Маски». Но, посмотрев на целующихся молодых людей, сидящих за столиком в кафе, девушка поняла, жизнь никогда не будет идеальной, так уж устроен мир, и нужно радоваться каждому светлому моменту.
И пусть машина не завелась, и блондинке пришлось ехать на метро в толпе таких же спешащих на работу людей, поездка подарила ей положительные эмоции, помогла посмотреть на окружающую реальность под другим углом: свежесть утра, голубое небо, отражающееся в лужах, оставленных ночным дождём, в общем, новый день, как очередной удар сердца большого города.
Ощутимый толчок чуть не свалил Фелисити с ног, но молодой человек не дал девушке упасть, ловко подхватив.
- Простите.
Смоук подняла глаза на стройного мужчину в очках. Незнакомец обаятельно улыбнулся, поднимая с тротуара папку с документами.
- Ещё раз простите. Я опаздываю на работу, поэтому такой неуклюжий. В жизни всегда так: в душе супергерой, а в реальности медведь.
- Всё в порядке, - блондинка одарила парня солнечной улыбкой, затем хитро добавила, - не вы один такой.
Бросив взгляд на большие часы в витрине магазина, Фелисити ускорила шаг. Отношения с Оливером не оправдывают опоздания на работу, тем более личной помощницы босса.
Открыв дверь в кабинет Куина, девушка увидела сосредоточенного «железного» человека на пару с Дигглом изучающего информацию на экране монитора. За соседним столом сидел Рой и отчаянно стучал по клавишам. Слишком отчаянно, как показалось Смоук.
Пусть Фел и пришла вовремя, но, как оказалось, последней. К тому же, команда работала слаженно и быстро, не отвлекаясь на её приход.
- Привет. Вы вообще спать ложились? – возмущённо спросила Смоук, буравя взглядом мужчин. Но протянутая Куином чашка ароматного кофе и игривая улыбка, говорящая о том, что он помнит о прошлой ночи, смягчила впечатление.
Спустя два часа офис главы «Куин Консолидейтед» был готов к атаке неизвестного убийцы, по крайней мере, настолько, насколько это возможно. Диггл дежурил у двери, Рой патрулировал выходы на первом этаже.
- Может появиться кто угодно откуда угодно и сделать что угодно. И в этом кроется основная часть проблемы, - устало вздохнув, выдал Джон.
- Но это что угодно должно закончиться убийством Оливера, - подвёл итог Рой, не отрываясь от изображений на камерах видеонаблюдения.
Фелисити хотела наброситься на Харпера, но, осознав его правоту, пусть и несколько жёсткую, нахмурилась и сурово произнесла:
- И поэтому мы должны тщательно проверять каждого, кто захочет приблизиться к Оливеру, начиная от уборщика в кабинете и заканчивая важными деловыми партнёрами.
- Да, таков план, а теперь по местам. Мы справимся, - скомандовал Куин, стараясь подбодрить команду.
Рой удалился на первый этаж здания для постоянного патрулирования и проверки оперативной группы, подобранной Джоном для дополнительной охраны.
Диггл отправился контролировать этаж, на котором располагался кабинет Куина. И глава «Куин Консолидейтед» со своей помощницей остались одни.
Оливер подошёл к Фелисити, нежно коснулся губами её губ и после короткого поцелуя прижал девушку к себе, хрипло прошептав:
- Всё будет хорошо. Мы остановим убийцу, получим доказательства преступной деятельности «Маски» и упрячем его за решётку до конца дней.
- И вновь спасём город, - тихо произнесла блондинка, с трудом сохраняя спокойствие.

Отсчёт времени начался. Смоук не знала, почему именно сейчас, но это и не имело значения. Просто секундная стрелка устремилась вперёд, отмеряя равные промежутки в ожидании неизбежного.
Прошёл час. Девушка связалась с Роем и Джоном – никаких изменений в здании не происходило. Бросив взгляд на Оливера, склонившегося над бумагами, сердце Фел дрогнуло, горячая волна прокатилась по телу, ощущение тревоги увеличилось в разы. Блондинка тряхнула головой, прогоняя наваждение, вызванное обычным страхом потерять любимого человека.
Решив отвлечься, Фелисити занялась приготовлением кофе, с улыбкой вспомнив, как когда-то в этом офисе поругалась с Куином по поводу своей роли в прикрытии. Многое изменилось с тех пор… Любовь и боль, боль, боль… Смоук моргнула несколько раз, пытаясь избавиться от тумана перед глазами.
«Откуда здесь туман? - спросила себя блондинка, и сразу же ответила, - из моей головы». Аромат кофе распространялся по кабинету, странным образом убаюкивая сознание.
Фел вновь взглянула на Оливера, подумав о боли, что он приносит окружающим и прежде всего самому себе. Необъяснимая волна жалости к Куину затопила сущность, заставив действовать. Фелисити открыла сумочку, достала пузырёк с тёмной жидкостью.
Собрав остатки сил, разум пытался ответить на вопрос: откуда появился этот флакончик с ядом? Воспоминания о незнакомце, столкнувшемся с девушкой на улице, ударили по сознанию яркой молнией, но в следующую секунду свет погас, оставив лишь мрак и жгучее желание избавить Оливера от боли.
«Яд не изменил вкуса кофе, и это правильно», - отметила про себя Фелисити, касаясь чёрной чашки, наполненной смертельным напитком.
И вновь быстрый взгляд на любимого мужчину, и вновь попытка силы, закованной глубоко внутри, вырваться на поверхность и не дать случиться непоправимому.
Хочется кричать, но крик не может родиться, хочется бежать, но тело не двигается, желание сопротивляться достигает предела, а опытный кукловод, наслаждаясь непокорной сущностью жертвы на расстоянии, запускает следующий этап программы. Слёзы катятся по щекам, последнее движение рукой, продиктованное остатками воли, и смертельный напиток падает на пол.
- Всё в порядке? – спрашивает Оливер, не отрываясь от документов.
- Да, - отвечает Смоук обычным голосом. – Не волнуйся. Уронила кружку, в этом вся я.
Но одна мысль ловко подменяет другую: «Он не должен умереть от яда, «железный» человек умрёт от металла… »
Фелисити открывает ящик стола… Время останавливается.

Куин поднимает глаза на любимую женщину. В руках Смоук - холодный пистолет, несущий смерть равнодушными холодными пулями. Оливер медленно встаёт со стула, не в силах оторвать взгляд от лица той, кто уже не может бороться. Она не будет говорить, не будет плакать, не будет тянуть время. Выстрел сотрясает стены, на груди Оливера расползается кровавое пятно в области сердца, затухающий взгляд касается прощением, и безвольное тело падает на пол.
Она не будет говорить, не будет плакать, не будет тянуть время… и не будет жить дальше. Дуло пистолета замирает у виска.
На сотую долю секунды Джон замирает у двери в кабинет, молниеносно и трезво оценивая ситуацию. Мощный удар в челюсть вырубает Фелисити, мужчина набирает 911, пытаясь нащупать пульс Оливера.
На пороге появляется Рой, лицо парня застывает, искажаясь гримасой ужаса, но Диггл не оставляет времени на боль. Получив команду:
- Сотри запись с камеры в этом кабинете. Быстро! – Харпер удаляется, спеша выполнить поручение.
Диггл тщательно протирает пистолет, отбрасывает его в сторону. На улице воют полицейские сирены.
Время продолжает отсчёт.

Продолжение следует...
запись создана: 03.07.2015 в 07:41

@темы: моё творчество, в цель, Фелисити Смоук, Фанфики, Стрела, Оливер/Фелисити, Оливер Куин

URL
   

Yuliya

главная