Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
11:52 

Моё творчество. Фанфик "Непройденный путь" 12+

YuliyaG
Наиболее тяжелая вещь в жизни - это понять, какой мост следует перейти, а какой сжечь.
Название: "Непройденный путь"
Автор: Yuliya
Фандом: Стрела
Персонажи: Фелисити/Оливер, Рей
Автор обложки: Yuliya
Статус фика: завершён
От автора: - Я совершила ошибку. И теперь буду расплачиваться. Я предала… нет, не его, я предала себя, пытаясь идти наперекор чувствам и выбрав лёгкий путь...
Disclaimer: Все права на персонажей принадлежат их законным владельцам, никакой материальной выгоды от создания и распространения данного материала я не получаю
Размещение: не копировать на другие ресурсы без моего согласия

Подарок ко Дню Рождения светлой девушке Валентине (nanotina). С праздником!






Непройденный путь

Она ушла от него к другому… Фелисити Смоук ушла от Оливера Куина к Рею Палмеру.
Нет, она не бросила команду «Стрелы», просто стремительно развивающиеся технологии, ум блондинки и лояльность её нового босса сделали пребывание в штабе необязательным. Всё необходимое для оперативного реагирования находилось на рабочем месте, в том числе ресурсы и лаборатория компании. Практически 24 часа в сутки Фел была on-line. Конечно, иногда девушка появлялась в подвале клуба, но и она, и Оливер старались свести встречи к минимуму. Между ними будто возникла немая договорённость - держаться друг от друга подальше. И двое следовали ей неукоснительно.
Уходя, Смоук открыла Куину тайну разработок Палмера. Ответная реакция Оливера, предсказуемая и выраженная в так называемом желании уберечь, потерей отозвалась на сердце блондинки.
- Я знала, ты не поймёшь, - грустно произнесла Фел, с тоской смотря на мужчину, который, как она когда-то думала, мог быть её.
Глупая девочка со смешными мечтами… холодный камень не согреет, сколько бы времени ты не потратила, сжимая его в тёплых ладонях. Он никогда не согреет, только заберёт твоё тепло, как и Оливер Куин не подпустит к себе, сколько бы времени ты не потратила, помогая и поддерживая. В ту минуту Смоук, наконец, приняла выбор «Стрелы» - не быть с теми, кого действительно любишь. Жаль, этот выбор коснулся её раненого сердца, разделив его на две части, одной из которых не суждено было покинуть штаб - место, где остался «железный» человек.
Но с этим можно научиться жить. Многие так живут, и Фелисити не стала исключением.
В последние несколько месяцев девушка сблизилась с Реем. Его внимание, чуткость и готовность идти на компромисс завораживали Смоук. С ним она чувствовала себя равноправным партнёром, имеющим собственное мнение, право голоса, возможность развития и самовыражения.
Палмер умел слушать, тщательно взвешивая все «за» и «против», обсуждая различные варианты, анализируя последствия. В такие моменты Фел вспоминала авторитарный стиль Оливера, его резкие высказывания, часто приводящие к слезам, готовым вот-вот сорваться с ресниц. Вспоминала, как ей приходилось отворачиваться, чтобы скрыть эмоции, а затем молча ждать возвращения «Стрелы», и несмотря на обиду, ловить его усталый взгляд, а если повезёт, ощущать руку на своём плече и очень редко слышать слова поддержки.
Жалкая, покалеченная любовь, приносящая только боль и унижения.
Смоук листала страницы памяти, тщательно выбирая самое плохое, что было между ней и Оливером. Почему? Девушка предпочитала не отвечать на этот вопрос, просто делала и всё.
Фелисити упорно заполняла одну чашу весов, старательно освобождая другую. Забывались моменты, когда она мастерски доводила Куина до белого каления одной лишь фразой, брошенной невзначай, когда в жёсткой форме отстаивала свою позицию, когда не понимала, но продолжала упрямо гнуть выбранную линию. Блондинка предпочла забыть его слова о любви, его страх за неё, предпочла забыть, как Оливер признавал свои ошибки, как отпускал зло, причинённое другими, как умел прощать, как был готов пожертвовать собой ради спасения чужих людей, как находил выход из самой сложной ситуации, решая проблему трезво и расчётливо, отбросив чувства. Может, это и было отправной точкой поведения Фел – «железный» человек убрал из уравнения эмоции. Пришло время Смоук поступить также, только вот разницы девушка не учла.
Двое отдалялась друг от друга, тщательно выбирая пути отхода.
Нередкой стала ситуация, когда в разработке плана по обезвреживанию очередного преступника участвовали: Оливер, Диггл, Лорел, Рой, иногда Тэя, затем выходили на Смоук. Конечно, бывали и мозговые штурмы, но в подобных случаях Куин ограничивался парой-тройкой сухих команд, а Фелисити зеркально отражала его поведение. Во время операций «Стрела» слышал в наушнике её голос, она – лишь холодную, компьютерную имитацию.
Члены команды поначалу пытались изменить ситуацию, но получив грубый отпор от Куина, а затем и от Смоук, оставили бесполезное занятие. Но продолжали поражаться, как эти двое смогли выстроить стены, не нарушив при этом рабочих процессов. Переход на новый уровень, не иначе… И никто не видел внутренней борьбы, и никто не знал цены, которую платили оба.
Оливер сильнее замкнулся в себе, полностью подчинив свою жизнь спасению города. Случайные женщины на час, но больше для того, чтобы чувствовать себя живым, а не окончательно оторванным от реальности, окружающей обычных людей.
«Железный» человек старался не встречаться с ней, не слышать её голос, не говорить и не думать… он заполнял пустоту погонями за преступниками и тренировками. Но чем яростнее и жёстче были попытки забыть, тем глубже пустота и мрак въедались в сущность, освежевывая душу заживо.
Он отдал её ему,.. и это знание жгло мучительно и изощрённо, тихо подвывая в глубине разбитого сердца долгими одинокими ночами.
А Фелисити…. Фелисити платила свою цену, стремительно окунаясь в пучину самообмана, в яркие иллюзии, созданные из того, что лежало только на одной чаше весов. Девушка погружалась в работу с Реем, в его эмоции, его чувства, его веру, стремления и идеалы. Смоук теряла себя, растворяясь в другом человеке. Растворяясь не от безумной любви и страсти, а по расчёту, в попытке избежать боли, двигаться дальше, но по пути, выбранном для неё Оливером Куином. Каждый раз, когда в новостях говорили о «Стреле», блондинка вздрагивала и быстро переключала канал, затем отходила от экрана, стремясь отвлечься как можно быстрее.
Двое были связаны гораздо сильнее, чем могли предположить, но каждый жил своей жизнью, точнее, существовал, упрямо борясь с тем, что начертано судьбой.

Рей закончил работу над костюмом и испытал его, став «Атомом». Таким образом, в городе появился ещё один герой.
Они с Фелисити отмечали это событие в ресторане. Тогда блондинка и рассказала о работе со «Стрелой», скрыв тайну личности человека в капюшоне и членов его команды. Впервые за долгое время Смоук заметила тень недовольства на лице друга.
- Ты против?
- Нет, конечно же, нет, - слишком быстрый ответ зацепил что-то внутри, но Фел не смогла определить природу странного чувства. Между тем Палмер продолжал, - просто это так неожиданно… Я знал, что у тебя есть секреты, но такие…
- Не переживай, я справлюсь.
Рей натянуто улыбнулся:
- Я знаю.
Внутри мужчины боролись противоречивые чувства, подогреваемые влечением к женщине, сидящей напротив.
- Он в курсе, кто я и чем занимаюсь?
- Да, - спокойно ответила Смоук, не сводя пристального взгляда с молодого человека.
- Но я не должен знать, кто скрывается под капюшоном?
- Нет, - холодное, безжалостное нет.
Фелисити напомнила Палмеру тигрицу, защищающую своего детёныша. Странно, но ситуация совсем иная…
- Почему?
- Это - не моя тайна.
Рей не сдавался:
- И тайна «Атома» тоже не твоя.
- Он никому не расскажет, - твёрдо произнесла Смоук, уверенная в правильности своего поступка.
- И я не расскажу.
Разговор принял опасный оборот, Фелисити тщательно подбирала слова, стремясь закрыть неприятную тему:
- Ты понимаешь, я не могла поступить иначе. Я работаю с ним давно, нас многое связывает. Так было нужно, чтобы я смогла работать и с тобой тоже.
Рей прищурился, взгляд-рентген прожёг девушку, но Смоук слишком долго общалась в Оливером Куином, чтобы подобное могло сбить с толку.
- Почему ты хочешь знать его имя?
- Он знает моё.
- Это не ответ.
И почему известие о совместной работе Фелисити и «Стрелы» выводило из себя, заставляя терять контроль. Палмер хотел сказать: «Другого ответа не будет», но вместо этого смягчился, осторожно произнеся:
- Пойми. Я думаю о благе города. Будет проще, если мы узнаем друг о друге.
Фелисити почувствовала фальшивые нотки в словах и голосе Рея.
- Нет, дело не в этом, - девушка горько улыбнулась, вспомнив прошлое. – Знаешь, ситуация напоминает ту, когда ты, использовав меня, украл отчёты «Куин Консолидейтед» и не пустил их в ход лишь потому, что они тебе не пригодились. Или я ошибаюсь?
Палмер молчал, делая сложный выбор. Смоук мягко, но решительно подвела итог:
- У тебя есть я. И я помогу вам двоим беречь и охранять Старлинг-сити, не мешая друг другу.
- Что ж, хорошо, - временное отступление, но ещё не конец. – Как вы с ним познакомились?
В глазах Фелисити заблестели слёзы, ком подступил к горлу. Долго и тщательно создаваемая блокада дала сбой от одной фразы. Самообман – очень прочен с одной стороны, но слишком хрупок с другой. И, сам того не понимая, Рей коснулся именно хрупкой стенки.
- Я не хочу говорить об этом, - с трудом произнесла Фелисити, сделав пару глотков воды.
- Твоё желание – закон, - улыбнувшись, сказал мужчина, почувствовав в сердце тупую боль. – А о чём хочешь?
- Может, о планах на будущее, связанных с костюмом «Атома»?
- Поддержу всегда.
Они беседовали о новых возможностях и перспективах. Но как Рей ни старался, он не мог забыть о «Стреле». Мысли вновь и вновь возвращались к человеку, скрывающему лицо под капюшоном. Кто он ей? Как они связаны? Почему вопрос о знакомстве вызвал слёзы? Есть ли здесь что-то личное? Или просто давняя обида? Слишком много вопросов и девушка, не желающая на них отвечать.
Палмер смотрел на Фелисити и не мог избавиться от чувства неудовлетворённости, прожигающего сущность изнутри: «Стрела» знал его имя, а он – нет. Но ничего, долго это не продлится.
Ужин подходил к концу. Мужчина и женщина пили кофе, обдумывая детали завтрашнего дня.
- Итак, позволь подвести итоги, - весело произнёс Рей, скрывая порыв профессиональным интересом, - ты будешь работать и со мной, и со «Стрелой», координируя наши действия. Так?
- Да, - с радостью подтвердила Фелисити, надеясь, что убедила Палмера принять всё, как есть.
- Уверен, у нас всё получится. Ведь я в надёжных руках, как и он. Это доказывают годы вашей совместной работы.
- Получится, не сомневайся.
Рей попросил официанта принести счёт, затем задал Смоук вопрос, от которого не смог удержаться:
- Скажи, а почему ты не смотришь новости о «Стреле»? Там может быть что-то важное, да и вообще, разве это не интересно?
Не совсем поняв суть вопроса, Фелисити озадаченно уставилась на Палмера, молодой человек уточнил:
- Ты всегда переключаешь канал, стоит ведущему начать говорить о человеке в капюшоне.
Разочарование коснулось сердца блондинки. Мысль о том, что Оливер так бы не поступил внезапно пришла в голову и не желала отступать.
Смоук выдала пару-тройку фраз об усталости от СМИ, поругала периодическую недостоверность их информации, упомянув о предпочтении получения фактов из достоверных источников.
Палмер почувствовал ложь, значит, они были квиты.
Расплатившись, пара покинула ресторан со стойким ощущением испорченного вечера.

Следующие несколько недель «Атом» и «Стрела» учились существовать в одном городе, разделив его на своеобразные сектора, а преступников классифицировав в зависимости от собственных сил и возможностей: те, с которыми легче справляться Рею и те, обезвредить которых лучше получалось у Оливера. С новым порядком герои смирились быстро благодаря Фелисити. Спустя месяц так называемого совместного сосуществования стало казаться, что так было всегда.
Оливер погрузился в работу с командой, изменив стиль управления. Лорел, Рой и Диггл стали равноправными членами, но решение оставалось за Куином. В большинстве случаев это устраивало всех, а исключения бывают в любом коллективе.
Смоук активно работала с Реем, но и не только работала: «Атом» и Палмер сплелись для неё в одного мужчину, с которым блондинка проводила дни и ночи, причём, ночи не в том понимании, в каком было с Оливером.
Всё шло хорошо по меркам людей, постоянно сталкивающихся со смертью и злом. Только
каждую ночь Палмер не мог уснуть, смотря на умиротворённую Фелисити и задаваясь вопросом о личности «Стелы».

Пасмурное утро в Старлинг-сити навевало тоску. И именно сегодня Смоук должна была выбрать место для резервного штаба. Третий час Фел осматривала заброшенные заводы и цеха, опасаясь обещанного синоптиками ливня (разумеется, зонт остался на верхней полке шкафа в квартире Палмера).
Наконец, девушка остановилась на транспортном цехе, владелец которого разорился после землетрясения в Глейдс несколько лет назад. Внешне здание выглядело весьма печально, но внутри присутствовали блоки, где требовался простой косметический ремонт.
Фелисити улыбнулась, вспомнив, как Рей поручил это задание, всецело полагаясь на её мнение.
Достав телефон, блондинка набрала знакомый номер.
- Привет. Я нашла подходящее место.
- А я и не сомневался, - бодро ответил «Атом».
- Как продвигается сегодняшняя операция?
- Не волнуйся, всё под контролем. Я как раз недалеко от тебя, всего в паре кварталов. Хочешь, приезжай. Полюбуешься на удачное завершение сложного дела и полицейский арест.
Фелисити отметила некую театральность, присущую Палмеру. Она так и не смогла определиться, как к этому относиться. С одной стороны, ничего плохого, но с другой, Смоук чувствовала: Рей был бы не против стать единственным героем, спасающим этот город.
- Скоро буду, - пообещала девушка, покинув здание резервного штаба.
Через двадцать минут Фелисити стояла на крыше одного из небоскрёбов Старлинг-сити в обнимку с «Атомом», наблюдая за действиями полиции внизу.
- Всё отлажено, как часы, - произнёс Рей, прижимая девушку к себе. – Хотя, чему я удивляюсь, это же твоя работа.
Смоук улыбнулась, слегка отстранившись. Во-первых, костюм мужчины не способствовал крепким объятиям, во-вторых, после посещения ресторана они ни разу не поднимали тему личности «Стрелы». Но после этого в отношениях пары что-то неуловимо изменилось. Например, постоянная похвала Палмера, иногда без повода. Фелисити была лишена подобного с Оливером, но здесь чувствовался явный перебор. Он закрывал глаза на ошибки и промахи блондинки. Любой другой женщине это бы понравилось, но Смоук – не из таких.
- Пойдём вниз, нам пора.
- Ты не полетишь?
Рей весело улыбнулся:
- И брошу свою спутницу? Нет.
Спускаясь к лифту, Фел ответила на звонок Лорел. Мисс Лэнс говорила о накладке в сегодняшней операции, присутствии на крыше Оливера и каком-то взрыве, который…
Стены здания содрогнулись, Смоук едва устояла на ногах, телефон выпал из рук. Запах дыма затруднял дыхание и мешал видеть.
Мир застыл, и время остановилось… Мысль о «Стреле» и смерти овладела девушкой. Спустя секунду Фел бежала по лестнице, ведущей на крышу. Предостережения Палмера не смогли её остановить.
Одинокая фигура с лицом, скрытым зелёным капюшоном, замерла на краю. Сквозь огонь и дым блондинка увидела знакомый силуэт. Сердце Фелисити дрогнуло. Боль, запертая в глубине несчастной мышцы, взорвалась, горячей волной затопив покалеченную сущность. В один миг реальность изменилась: жизнь наполнилась звуками и красками. Девушка бросилась к Оливеру, забыв о нескольких последних месяцах. Бросилась, движимая чувствами и не скованная правилами.
Осторожным движением «Стрела» прижал блондинку к себе свободной рукой, другая продолжала сжимать лук. Лицо в капюшоне склонилось над Смоук. Рей не успел догнать свою любимую, не успел остановить. И сейчас ему оставалось смотреть, как губы «Мстителя» касаются золотистых волос. В эту минуту Палмер готов был отдать всё, чтобы узнать, кто скрывается под маской.
Куин прижимал к себе хрупкую девушку, нежно и крепко, как умел только он. Её глаза, полные слёз, её руки, обнимающие его шею… и холодный взгляд «Атома». «Стрела» не видел его глаз, только фигуру, застывшую у входа на крышу. Но он чувствовал… чувствовал ревность, захлестнувшую Палмера, ревность, опасно граничащую с ненавистью, ревность, разъедающую «Атома» изнутри. Ирония, ведь ревновать нужно не ему…
Как часто порывы и чувства определяют решающие поступки… Оливер не смог выдержать чужую необоснованную боль, ему хватало собственной, запертой в одиноком сердце, ставшим почти каменным. Губы «Стрелы» жадно припали к губам блондинки… поцелуй получился долгим и страстным… там, на крыше небоскрёба, серди огня и дыма.
Нет, Куин не сделал это назло «Атому», он поцеловал Смоук, так как не знал иного способа спасти себя. К тому же, блондинка ответила…
Спустя секунду Фелисити осталась одна, ошарашенная и одновременно раздавленная осознанием собственных чувств.

Разговора с Палмером не получилось: мужчина погрузился в работу, не подпуская к себе Смоук. Он не знал, что говорить, что делать и как жить дальше, ощущая кровоточащую рану внутри, в месте, которое ранее занимали чувства Фел к нему, иллюзорные чувства, придуманные двоими вопреки воле судьбы.
Злясь на себя, на «Атома», на «Стрелу» и на весь мир, Смоук пошла по пути наименьшего сопротивления, но как часто данный путь оказывается единственно верным?
Девушка решительно открыла дверь штаба, спустилась по лестнице и оказалось лицом к лицу с Оливером Куином.
- Почему? – один простой вопрос, на который у мужчины был такой же простой ответ.
Но он промолчал.
Злость внутри Фелисити нарастала, блондинка стояла на изломе собственной жизни, не в силах ничего изменить. Возможно, слова облегчат боль. Но Куин не собирался их произносить.
- Зачем ты сделал это? Ты понимаешь, у меня своя жизнь, в которой есть любимая работа и любимый человек.
Сочетание «любимый» человек ворвалось в мозг, разъедая воспоминания о поцелуе, а Оливер не хотел их терять.
- Любимый человек говоришь… - мужчина печально улыбнулся, но в глубине грустных глаз затаилась тьма. Фелисити вздрогнула.
«Стрела» продолжил:
- Тогда почему ты бросилась мне на шею, почему прижалась ко мне, почему я ощутил горячее, сбивчивое дыхание, почему увидел слёзы радости в глазах? Слишком много чувств для той, чей любимый человек ожидал на другом конце крыши.
Он загнал её в ловушку, ничего не оставалось, только нападать:
- Я переживала за тебя, я… - внезапно для девушки открылся иной смысл поступка Оливера, новая волна злости охватила существо, заставив горько выплюнуть, - ты сделал это специально, ты видел его и…
Куин на секунду закрыл глаза, с трудом сдерживая чувства: он и не ожидал, что она поймёт мотивы.
- Это не так, - хриплый шёпот.
- Тогда почему? – вопрос-крик, вырвавшийся из глубины души.
Но что она хотела услышать? Признание в желании сломать жизнь, насолить «Атому», доказать своё превосходство. Мелочные причины, среди которых не было главной.
«Железный» человек посмотрел на свою девочку, возможно, в последний раз. Запомнить её глаза, золотистые локоны, изгиб красиво очерченных губ. Запомнить дрожащий голос. Запомнить след слезы на нежной щеке.
Пришло время простого ответа.
- Потому что люблю.
Шаги Джона вернули двоих в жестокую реальность.
- Привет, Фелисити. С тобой всё в порядке?
- Да, - слишком быстрое слово, исчезнувшее в стуке каблуков на лестнице.
Джон посмотрел на захлопнувшуюся дверь, затем на Оливера.
- Ты тоже солжёшь мне?
- Да, - ответил Куин, не смотря другу в глаза, и скрылся в смежном помещении.

Смоук старалась не думать, не чувствовать, не вспоминать. Позже, позже, позже… когда выбранная жизнь не будет казаться настолько никчемной, а боль ослабеет. Девушка сосредоточилась на работе. Схемы, алгоритмы, анализ данных и след, чёткий след, оставленный тем, кто искал информацию в её компьютере. Небрежная работа. Блондинке понадобилось пять минут, чтобы понять: Палмер пытался узнать имя «Стрелы», но безуспешно.

Второй простой вопрос за день. Вопрос, определяющий новый выбор:
- Почему?
Рэй ответил, не оправдываясь:
- Я хотел узнать, кто скрывается под капюшоном.
Холодный тон Фелисити заставил Палмера взглянуть на свою девушку по-новому:
- Я знаю, чего ты хотел. Я задала другой вопрос.
Боль взяла верх, тормоза отказали и правила рухнули в кювет.
- Я хотел узнать, к кому моя любимая бежит навстречу, забыв обо всём. Кому позволяет себя целовать на глазах у своего парня. Ради кого рушит жизнь.
Смоук вздохнула, странное, равнодушное спокойствие легко на плечи. Судьба слишком долго передвигала фигуры на шахматной доске, заранее зная исход игры. Пришло время закончить партию.
- Я совершила ошибку. И теперь буду расплачиваться. Я предала… нет, не его, я предала себя, пытаясь идти наперекор чувствам и выбрав лёгкий путь, - Фелисити ненадолго замолчала, тщательно подбирая слова, – можно говорить много, но разговор вдруг лишился смысла, сейчас требовалось поставить точку и забыть. – Ты взломал мой компьютер, это было подло, но не мне судить. Мы оба начали с обмана: ты использовал меня, украв данные «Куин Консолидейтед», я использовала тебя, играя в любовь с тем, кого никогда не любила и не смогу полюбить. И, пройдя чей-то чужой путь, мы вернулись к началу.
Ощущение потери завладело душой, в отчаянной попытке спасти отношения, Рей совершил ошибку:
- Фелисити, нет. Мы попробуем снова.
Смоук подошла к молодому человеку, нежно коснулась пальцами тёплой щеки и тихо произнесла:
- Нет, Рей, не стоит. Я не хочу попасть в порочный круг, выбирая не ту дорогу. И не хочу обрекать на это тебя. Прости. Уверена, ты будешь счастлив.
Она ушла с грустной улыбкой на губах, забрав с собой часть чужого сердца.

Открыв дверь штаба, Фелисити спустилась по лестнице, молча прошла к своему компьютеру, устало присела на стул, не в состоянии повернуться к монитору.
Минуты ожидания растянулись в часы, но Смоук продолжала сидеть, не в силах пошевелиться.
Тяжёлые шаги, знакомое чувство облегчения – с ним ничего не случилось… Медленно повернувшись, Фел посмотрела на своего «железного» человека.
- Я вернулась… Можно остаться?
Знакомая улыбка с лёгким оттенком печали, тоска в глубине любимых глаз и хриплый голос, давно ставший родным:
- Тебе всегда здесь рады.
Оливер положил руку на плечо Фелисити, мягко коснулся губами волос.
И судьба расставила фигуры на шахматной доске, приготовившись к новой партии.

@темы: моё творчество, Фелисити Смоук, Фанфики, Стрела, Оливер/Фелисити, Оливер Куин, Непройденный путь

URL
   

Yuliya

главная