Прочитайте, как обстоят дела у сайта Дневников и как вы можете помочь!
×
06:26 

Моё творчество. Фанфик "От ненависти до любви" 12+ Главы 1-6

YuliyaG
Наиболее тяжелая вещь в жизни - это понять, какой мост следует перейти, а какой сжечь.
Название: "От ненависти до любви"
Автор: Yuliya
Фандом: Первородные
Персонажи: Клаус, Ками, Элайджа, Марсель, Хэйли и другие
Автор обложки: Yuliya
Статус: в процессе
Краткое содержание: Клаус и Камилла… Надрывно и невыносимо ощущать рядом ту, к которой сам себе запретил прикасаться… Она стояла рядом, слабая и хрупкая, со слезами на глазах, но не желала отступать. Смелая барменша Камилла, надломившая сущность жестокого убийцы.
Disclaimer: Все права на персонажей принадлежат их законным владельцам, никакой материальной выгоды от создания и распространения данного материала я не получаю
Размещение: не копировать на другие ресурсы без моего согласия





От ненависти до любви


Глава 1

- Где она? – крикнул Клаус в телефонную трубку, чувствуя, как волна страха за хрупкую человеческую женщину поднимается из глубин поломанной сущности, смешиваясь с гневом и раздражением.
Получив ответ от Элайджи, первородный грубо бросил:
- Дождитесь меня, - и нажал отбой.
Пусть до места обитания Марселя занял двадцать минут. Поднявшись на второй этаж, Клаус вошёл в комнату. Вид живой Камиллы вызвал облегчение, но чувство быстро сменилось злостью. На упрямую женщину, на Марселя, на старшего брата и на ситуацию, что больно зацепила что-то внутри, позволив нежелательным эмоциям вырваться наружу.
Ками сидела на диване, старательно вытирая руки. Её одежда была порвана в нескольких местах, тёмно-красные разводы запеклись на шее и запястьях.
- Что случилось? – грубо спросил первородный, обращаясь к Марселю.
- На неё напала группа недавно обращённых вампиров.
- Как ты мог допустить такое? – крик Клауса сотряс стены.
Камилла вскочила с дивана, защищая друга:
- Он здесь ни при чём. Я сама виновата. Я пришла без предупреждения. И, никого не найдя, решила осмотреться, поискать место, где, как я слышала, Марсель обращает новобранцев, - девушка запнулась под грозным взглядом Клауса. Последняя фраза прозвучала тихо и надтреснуто, - я думала, что найду его и Элайджу там.
- Нашла?! – выплюнул первородный с раздражением. Воспоминания о недавнем страхе за женщину в который раз подвели сущность к мыслям о собственной уязвимости.
Элайджа, до сих пор молча стоявший у окна, многозначительно заметил:
- Никлаус, успокойся. Да, она набрела на голодных новеньких в паре кварталов отсюда. Там у нас резервная база. Но мы успели вовремя.
Клаус метнул грозный взгляд на брата, процедив сквозь зубы:
- Ты здесь уже которую неделю и не в состоянии контролировать происходящее? –улыбнувшись, ехидно и зло, Клаус добавил, - я ожидал большего, когда ты покинул Французский квартал.
Старший Майклсон тяжело вздохнул, предпочитая промолчать, дождавшись, когда брат остынет.
- Я дал ей своей крови, - вступил Марсель. – Всё хорошо.
Первородный смерил друга холодным взглядом, затем изучающе посмотрел на Камиллу. Шея и руки в багряных разводах, которые блондинка тщетно пыталась вытереть. Прислушавшись к её сердцебиению, Клаус напрягся, уловив бешеный ритм мышцы, готовой проломить грудную клетку. Вторым открытием стала мелкая дрожь, периодически пробегающая по телу женщины.
- Хорошим это не назовёшь, - грубо заметил вампир, в который раз испепелив Марселя взглядом, полным злости и осуждения.
- Они не виноваты, я сама…
- Я понял, милая, во всём виновата ты сама, а не эти два… - Клаус решил не подбирать определений, продолжив, - которые типа контролируют территорию за рекой. Я ещё понимаю, если бы здесь не было первородного, но сам великий Элайджа в столь жалкой ситуации!
Марсель устало опустил голову, слова вырвались хриплыми комками:
- Сейчас меня никто не может ненавидеть больше, чем я сам.
- Но этого мало, - злобно бросил первородный.
Элайджа продолжал молча стоять у окна. Конечно, в произошедшем была и его вина, но признаваться Никлаусу в том, что во время нападения на Камиллу он кувыркался в постели с юной подопечной не хотелось.
- Почему ты не позвонила Марселю, прежде чем пришла сюда?
- Я звонила.
- Но у меня разрядился телефон, - добавил вампир.
Первородный взмахнул руками:
- Как банально и просто. Тогда почему ты не позвонила мне?
В глазах Камиллы заблестели слёзы, голос дрогнул:
- Потому, что ты уже несколько недель игнорируешь меня, не отвечая на звонки и избегая встреч.
Клаус отвернулся, попав в собственную ловушку. Марсель и Элайджа молча переглянулись. Они знали: между Ником и Ками произошла ссора, когда вампир в очередной раз оттолкнул психотерапевта, прикрываясь своими демонами, но не думали, что всё зашло так далеко.
Внезапно взгляд Клауса с растерянного сменился на озадаченный:
- А зачем ты так упорно искала Марселя?
«Наконец, мы добрались до главного», - про себя отметил Элайджа, не меняя позы.
- Я изучала материалы, оставленные дядей и нашла нечто не понятное, но, кажется, важное.
Камилла подошла к столу, на котором стояла дамская сумочка, достала папку с документами и протянула Клаусу.
Пролистав страницы со странными символами, первородный спросил:
- На каком языке это написано? Или какой-то шифр?
- Не знаю. Документ лежал с пометкой «важно» среди другой информации о ведьмах.
Клаус сжал челюсти.
- От этих ничего хорошего ждать не приходится.
Новая волна дрожи прокатилась по телу Ками, глухо отдаваясь внутри вампира. Его зависимость от неё пугала не меньше угрозы жизни, а отражение эмоций этой женщины сводило с ума.
Они не виделись несколько недель, но ничего не изменилось, стало только хуже и больнее. Надрывно и невыносимо ощущать рядом ту, к которой сам себе запретил прикасаться.
Элайджа оторвался от созерцания пейзажа за окном, подошёл к Клаусу и взял документы со словами:
- Я попробую разобраться. У тебя своих проблем хватает.
Спустя минуту шаги брата смолкли на первом этаже. Вслед за ним удалился Марсель, обещав, что возьмёт ситуацию под контроль, и впредь подобного никогда и ни с кем не повторится.
- С тобой точно всё в порядке? – спросил Клаус, оставшись с Ками наедине.
- Да, всё хорошо, - нежная улыбка на дрожащих губах коснулась тысячелетнего сердца.
Почувствовав опасность, вампир спешил попрощаться:
- Мне пора. Береги себя.
- Клаус, пожалуйста, подожди, - попытка остановить его, дотронувшись до руки, увенчалась успехом. Первородный замер, ожидая слов, что оставят глубокие следы в измученной душе. Так было всегда после разговора с ней… и так будет сейчас.
Клаус заставил себя посмотреть Ками в глаза.
- Почему ты постоянно бежишь от меня?
Ответ окутал горечью:
- Ты знаешь почему, Ками. Я говорил об этом.
Она стояла рядом, слабая и хрупкая, со слезами на глазах, но не желала отступать. Смелая барменша Камилла, надломившая сущность жестокого убийцы.
Почему вампир столь упорно гнал от себя человеческую женщину? Может, дело в уязвимости и слабости, что несли их отношения. А может, в других эмоциях, более сильных и грозных, влекущих перемены и потерю части себя. Или это был страх, дикий, первобытный страх перед чувствами, которые Клаус похоронил когда-то давно и предпочёл забыть.
Камилла нежно коснулась лица вампира, провела рукой по щеке. Тёплые пальцы дотронулись до уголка губ, желая продолжить путь, но были жестоко перехвачены холодной рукой мужчины.
Взгляд девушки говорил о непонимании, странно, а может, глупо смешанным с надеждой. Клаус ответил холодом, тоскливым и звериным, идущим рука об руку с одиночеством.
В следующий миг его губы коснулись губ Камиллы, коснулись на секунду, прощаясь жестоко и навсегда.
Истина ударила в сердце раненой птицей, обречённой на смерть.
Ками хрипло прошептала, хотя хотелось кричать:
- Клаус, пожалуйста, не надо, не делай этого. Не лишай меня…
Но страшные слова уже звучали, и разум подчинялся тьме, что струилась из серых глаз вампира.
- Ты забудешь последние пять минут. И будешь ненавидеть меня… за смерть дяди, за сегодняшнее нападение… и за войну, что охватила город.
Он ушёл, не оборачиваясь.

- Ты совершил ошибку, брат, - произнёс Элайджа, встретив Клауса на улице.
- Нет… Ты не понимаешь, - и, не удостоив старшего взглядом, первородный скрылся в темноте.


Глава 2

Неделя пронеслась незаметно, распределив дела семей и их врагов по степени значимости, по крайней мере, так казалось стороннему наблюдателю, не знающему всех интриг и сомнительных союзов сильных Нового Орлеана.
На первом месте стояли попытки семьи Майклсон найти общий язык с Фреей. В целом получалось не плохо, не считая подозрительного Клауса, установившего свои правила, способы проверки и критерии доверия новоиспечённой сестричке. И каков бы не был численный перевес, последнее слово оставалось за гибридом, и он не спешил его произносить, не смотря на опасность сложившейся ситуации.
Элайдже оставалось смириться и периодически выступать в роли рефери между двумя боксирующими родственничками.
Марсель приклеился к Ребекке, опекая нестабильный дух последней, норовивший подраться с более злым соперником за обладание красивым телом. Конечно, Жерар также не покидал и своих подопечных, пополняя армию вампиров Нового Орлеана, но делал это с максимальной осторожностью – повторения произошедшего с Камиллой не хотелось, но ещё более не хотелось испытать на себе гнев Клауса.
Мисс О’Коннел, в свою очередь, погрузилась в работу, помогая Винсенту свыкнуться с мыслью о самых ужасных девяти месяцах в его жизни, которые он не помнил. В каждой компании должна быть своя «мать Тереза», готовая протянуть руку помощи всем нуждающимся, как, впрочем, и не нуждающимся.
Хэйли и Джексон выясняли отношения, непосредственным объектом которых был Клаус, точнее, его постоянное насилие над волей вожака стаи сильных волков. Мать Хоуп чувствовала себя между двух огней. С одной стороны, отец ребёнка – волевой и не терпящий возражений манипулятор, преследующий собственные цели, главной из которых было спасти свою дочь от чокнутой ведьмы, помешанной на первенцах семьи Майклсон. С другой стороны, неуверенный в себе муж, ищущий собственное «я» в кулачных боях и незаслуженном одобрении других.
На стае оборотней весьма болезненно отразился дух перемен: сначала проклятые ведьмами, затем в рабстве у тех же ведьм посредством колец света и, наконец, волшебное наделение суперсилой, с которой они наигрались, а теперь не знали что делать. К сожалению, Джексон на данном этапе своего развития, как вожака, не мог собрать стаю воедино, чётко обрисовав «светлое будущее» и планы его достижения. Таким образом, Хэйли была в растерянности, пытаясь поддержать мужа, но иного способа, как сделать всё самой и подать Джексону на блюдечке, на ум не приходило.
*************
Фрея удовлетворённо осматривала плоды своих трудов – разбросанные тела ведьминских детишек в сарае какой-то фермы. Некоторые из них были мертвы, некоторые ещё дышали.
Лениво облокотившись о дверь, старшая сестра Майклсон наслаждалась силой, обретённой несколько минут назад. Вихри энергии клубились внутри тёмной сущности, мягко, но настойчиво касаясь грудной клетки изнутри. Их движения напоминали ласки искусного любовника, отдаваясь возбуждением в каждой клеточке тела. Извращение – обратная сторона любви. За многие века Далия так и не смогла привыкнуть к особому отношению ученицы к потокам силы.
Чей-то жалобный стон нарушил идиллию. Фрея выцепила взглядом белокурого юношу, отчаянно ползущего к выходу. Едва заметное движение пальцами, и характерный хруст ломающейся шеи положил начало новой волне тишины.
«Всё даже лучше, чем я могла представить», - размышляла девушка, отмечая тех, кто сможет выжить, если помощь придёт вовремя.
И это к лучшему. Ведьма заставила подростков во время ритуала видеть лицо Ребекки, точнее, Евы. Конечно, сестра была её союзником, но Клаус – сильный, влиятельный враг, и ничто не сможет отвлечь его лучше, чем любимая Бэка, застрявшая между молотом и наковальней.
А создать нужные воспоминания для сестрички и её воздыхателя Марселя не составит особого труда.
*************
- Пришёл меня проведать? – с усмешкой поинтересовался Клаус у Элайджи, наливая виски в стакан.
- Ты слишком долго молчишь. Это не к добру.
- У меня есть план, - ответил первородный. В голосе промелькнуло напряжение, хотя хитрая улыбка продолжала играть на губах.
- Я и не сомневался, - устало произнёс брат, в очередной раз поражаясь силе своего терпения по отношению к родственнику. - Никлаус, послушай, время на исходе. Далия приближается, а мы никак не защитили Хоуп. Пора начать доверять Фрее.
Младший Майклсон сделал глоток, смерив Элайджу пронзительным взглядом.
- Ей нужно заслужить моё доверие.
Вампир тяжело вздохнул, а никто и не обещал, что будет легко убедить Клауса начать действовать в команде.
- Да послушай ты сам себя. Она - наша сестра, появившаяся, как нельзя вовремя, чтобы помочь. Так давай же примем её помощь, став семьёй.
Всполохи гнева в серых глазах гибрида не предвещали ничего хорошего. В следующую секунду волна раздражения и злости выплеснулась на Элайджу:
- Нет, это ты себя послушай. Она появилась вовремя, спелась с Финном, а теперь готова спасти мою дочь по доброте душевной. Да она ненавидит всю нашу семью, неужели ты не понимаешь этого.
Звонок сотового телефона, доносившийся из кармана Клауса, прервал разговор братьев.
Суровый приказ гибрида:
- Назови место, ведьма, – заставил Элайджу переключиться, озадаченно посмотрев на младшего.
После того, как Клаус нажал отбой, вампир спросил:
- Кто это был? И о каком месте речь?
- Ведьма, разве ты не понял?
Сегодня Никлаус был особенно невыносим. Старший Майклсон сжал губы, поправил воротничок белоснежной рубашки и спокойно пояснил:
- Я понял, что ведьма, но какая?
Резко сменив гнев на милость, гибрид объяснил, надевая куртку:
- Одна из учениц, способных только на простенькое заклинание поиска. И она, наконец, нашла Давину.
- Давину? Зачем она тебе?
- Хочу подстраховаться, - опасная улыбка, не нашедшая отражения в холодных серых глазах, тронула губы.
В такие моменты Элайджа осознавал, насколько силён его брат. И часть этой мощной, дикой силы коснулась первородного на уровне, понятном только существам, обречённым на вечное существование под одинокой луной. Много веков назад старший сделал выбор – «вместе и навсегда» и не пожалел об этом.
Подойдя к Клаусу на расстояние вытянутой руки, вампир серьёзно спросил:
- И как ты планируешь склонить её на свою сторону?
- Не всё сразу, брат. Первый пункт – найти и доставить ведьму сюда. Ты со мной?
Поправив несимметрично выглядывающий из кармана платок, Элайджа философски изрёк:
- Нет, у меня есть важные дела за рекой.
Гибрид криво улыбнулся, не удержавшись от ехидного замечания:
- Ах да, помню. Нужно исправить бардак, который вы развели на прошлой неделе.
Пришло время брату нанести ответный удар:
- Тебе её не хватает.
- О ком ты?
Подчёркнуто наигранно изогнув бровь, вампир спокойно произнёс:
- О Камилле, конечно.
Глаза Клауса потемнели, с губ сорвалось обрывочное:
- Она здесь ни при чём. Если ты помнишь, я и раньше не видел… Ками, - имя далось с трудом, но гибрид упорно продолжил, - и не разговаривал с ней неделями, а то и месяцами.
На секунду Элайджа усомнился в выбранной стратегии, похоже, рана оказалась глубже, чем он предполагал, но отступать поздно. Да и бессмертному брату не повредят человеческие переживания, связанные с барменшей-психотерапевтом.
- Но раньше ты не внушал ей ненавидеть себя. Она звонила, приходила, пусть и безрезультатно. И это согревало твоё…
Звериный рык разнёсся по комнате:
- Хватит.
Взгляды двух братьев схлестнулись в немом поединке силы: жалкая попытка равнодушия с истиной, поразившей своей простотой; стремление скрыться в глубинах тьмы собственных страшных поступков с остатками человечности, что живёт в каждом монстре.
Клаус отвернулся первым. Но Элайджа объявил ничью, бросив вслед уходящему брату:
- Сообщи, когда заставишь Давину помогать нам.


Глава 3

Злость… она накатывала волнами, неконтролируемая и дикая, сжигающая что-то внутри. И самым страшным для Камиллы было невозможность понять происходящее.
Девушка чувствовала себя раздражённой. Выпив чашку чая, мисс О’Коннел погрузилась в документы, оставленные дядей. Среди папок, амулетов и оружия красной обложкой выделялась толстая потрёпанная тетрадь.
Блондинка удобно устроилась на полу, приготовившись к очередной сложной и непонятной загадке, но, открыв первую страницу, на глаза Ками навернулись слёзы. На жёлтых страницах были аккуратно наклеены старые фотографии: семейные снимки дяди, брата и маленькой девочки, ещё не знающей о монстрах, что делят мир на белое и чёрное, погружая всех вокруг в серость и смерть. Камилла листала страницы, на каждой оставляя крупные солёные капли. Она портила слезами выцветшие картинки, казавшиеся далёкими и нереальными, но не могла остановиться.
Похоже, святой отец создал кусочек счастья, поместив его в красную тетрадь. Но Клаус уничтожил всё.
Мисс О’Коннел коснулась руками висков, пытаясь прогнать наваждение, чёрной тучей закрывшей часть сознания. Безрезультатно. Женщина ощущала бушевавшую бурю внутри себя, но не могла уловить момент, как и когда она позволила этой буре проникнуть настолько глубоко. Винить во всём Клауса не имело смысла, даже потому, что это было не так, но Камилла винила, винила остервенело и отчаянно, понимая, разрываясь от противоречий и ища ответы.
Продолжая рассматривать фотографии своего детства, блондинка немного успокоилась, хотя плакать не перестала. И когда она успела стать такой сентиментальной? Перелистнув последнюю страницу, Ками удивилась: как резко оборвалась история в альбоме. Возможно, дядя узнал правду о мире, в которым жил, и создание кусочка счастья стало недоступным.
Клаус…
Злясь на первородного, на других вампиров, оборотней, ведьм и саму себя, девушка покинула квартиру.
Дорога домой заняла около сорока минут. Непонятно откуда взявшийся ветер приятно холодил лицо, но не мысли. Бросая мимолётные взгляды на прохожих, стараясь отвлечься на яркие витрины магазинов, Камиллу не покидало ощущение, будто она заперта в клетке собственного сознания. Мир казался искусственным и чужим – нелепая декорация жизни кого-то другого, но только не её.
«Нервы. Мне надо успокоиться. Просто тяжёлый день с нападением новообращённых вампиров и орущим Клаусом… Клаус», - от мыслей о первородном волна ненависти возникла в глубинах сознания, механически разлилась по телу, больно коснувшись сердца. Камилла замерла посреди улицы, нащупав тонкую ниточку, ведущую от причины к следствию. Подобное бывало и раньше. Когда она испытывала нечто похожее? Тогда, когда разум вступал в противоречие с сердцем. И не важно, по какой причине, главное…
Грубый толчок вывел девушку из оцепенения.
- Простите, я не хотела, - извинилась полная женщина с кучей пакетов в руках. – Я засмотрелась на витрину.
- Ничего, всё в порядке, - улыбнулась Камилла, машинально отметив, что постоянная ненависть к Клаусу не отражается на её отношении к другим людям.
- Красивый город, - мечтательно заметила туристка, посмотрев вокруг, - столько подарков и сувениров накупила, с трудом несу, а хочется ещё.
- Да, этот город… - блондинка запнулась, что-то вновь щёлкнуло в сознании, погружая в тоску и одновременно вызывая злость.
Возможно, во взгляде Камиллы счастливая туристка заметила опасные искры и, ещё раз извинившись, поспешила уйти.
- Удачно провести время, - пожелала мисс О’Коннел.
Очередной порыв ветра разметал светлые волосы, Ками коснулась рукой виска, глубоко вздохнула и ускорила шаг.

Добавив вербену в чай, мисс О’Коннел продолжала размышлять о своих странных приступах. Она ненавидела Клауса и винила во всех бедах, как личных, так и города, но почему в отношении Марселя, Элайджи и других вампиров её чувства не изменились?
Внушение? Но баночка с вербеной, которую девушка взяла в руки, заставила отбросить эту мысль. Тогда что? Может, правда, которую она тщательно скрывала от самой себя, а шок пережитого заставил переосмыслить некоторые моменты.
Она часто защищала монстра. Верила в светлое, что в нём осталось. А осталось ли хоть что-то? И было ли оно вообще?
Ками уснула, старательно убеждая себя: новый день принесёт новые силы, новые мысли, а может, и новые чувства.

До боли знакомый голос, то шепчущий, то кричащий, то ласковый и обволакивающий, то твёрдый и требовательный… Она всегда могла сказать «нет» его обладателю, получив в ответ пронзительный, осуждающий взгляд. Но чаще всего ей хотелось сказать «да». Они много разговаривали, спорили, иногда ссорились, но, произнося «да», Ками ощущала себя чуточку счастливее, а решительное «нет» заставляло внутренне сжиматься, отстаивая свою позицию и заставляя монстра слушать доводы смелой барменши. И он слушал, слышал, иногда соглашался.
Лёгкие, едва уловимые нити подсознания окутывали спящую Камиллу, и, пользуясь моментом, настойчиво пытались пробить броню внушения.
Звук голоса, отдельные слова, взгляды, жесты. Блондинка улыбнулась, положив руку под подушку. Сейчас она была спокойна и счастлива... во сне. Воспоминания прокручивались, будто в старом фильме. Хорошие и не очень. Но что бы он ни делал и ни говорил, Ками шла навстречу. Клаус мог месяцами держать девушку на расстоянии, затем появиться, улыбнуться и растопить лёд одиночества.
Запах одеколона, её рука в его руке и губы, застывшие в сантиметре от его губ. Почти танец, почти поцелуй, почти признание почти чудовища. Затем борьба, страх и дикая боль в сердце при виде кола в груди первородного, воткнутого его отцом. И вновь надежда, принесённая странными словами «почему ты не горишь?»
Она готова была убить за него… и умереть. Нежная рука коснулась груди мужчины, на пальцах осталась кровь. Камилла слабо застонала, перевернувшись на другой бок.
Сознательное и бессознательное отчаянно боролись за свою владелицу, разделив сферы влияния на день и ночь.
Утро вступило в свои права, первым лучом коснувшись края кровати. Сны уходили, освобождая место реальности. Образ первородного таял, превращаясь в мутную белесую дымку, а Ками всё кричала и кричала, пытаясь противостоять неизбежному.
Девушка проснулась, резко открыв глаза, но на губах ещё остался вкус его имени.
- Клаус, - мисс О’Коннел звала монстра, виновного в смерти всех, кого она любила, в том числе, и задыхающегося в насилии города.
Стоя под тёплыми струями воды, Ками прислонилась лбом к холодному кафелю. Складывалось ощущение, что она не спала всю ночь, а разгружала вагоны. Воспоминания о снах, мучительно красивых и ярких, терзали сущность, погружая в прошлое.
В глубине души мисс О’Коннел понимала: её чувства гипертрофированы, но сила ненависти, охватившая сущность, лавиной уничтожала ростки здравого смысла, пытающиеся пробиться в сознании трезвомыслящей, умеющей анализировать женщины.
Она ненавидела Клауса, но почему от этого чувства сердце накрывала боль, близкая к физической? Почему сердце не могло просто ненавидеть, подчинившись рассудку? Что оно пыталось сказать хозяйке?
Девушка устала от самокопания, быстро выключила кран и, накинув халат, отправилась варить кофе.
*************
- Я не могу понять, как Клаусу удалось внушить что-либо Камилле? Она же пьёт вербену, - Марсель забавно нахмурил брови, не сводя пристального взгляда с Элайджи.
Майклсон засунул руки в карманы, облокотился о стену и спокойно изрёк:
- Несколько недель назад он интересовался, какая трава напоминает вербену по виду и запаху, - мужчина улыбнулся, но глаза оставались холодными, - я сложил два и два.
Марсель взволнованно произнёс:
- Так это не было порывом?
Элайджа засмеялся, на взгляд Жерара громче, чем обычно.
- Мой брат принял решение. Он видит в Камилле свою слабость. И он всегда получает желаемое… Ник ничего не делает просто так, подчинившись порыву. Клаус ждал удобного случая.
Марсель налил виски, сделал пару глотков, подготовив себя к вопросу:
- Я не могу отделаться от мысли, что внушение – ошибка, которая может дорого обойтись Клаусу? О чувствах Ками я говорить не хочу.
- Это ошибка, - произнёс Элайджа. Марселю послышались в голосе Майклсона нотки обречённости, – и Ник дорого заплатит.
Телефонный звонок отвлёк вампиров. Эл ответил, выслушал собеседника, нажал отбой.
В следующую секунду первородный из расслабленного мужчины превратился в готового к нападению зверя.
- Звонил Клаус. У нас проблемы. Расскажу по дороге.


Глава 4

- Какой монстр сделал это? – в хриплом голосе Марселя Клаус уловил предательскую дрожь. Жерар боялся услышать правду.
Элайджа наклонился над белокурым юношей, светлые пряди упали мальчишке на лицо, делая его похожим на ангельское. Вампир тяжело вздохнул, опустив голову.
Чужим голосом Майклсон произнёс:
- Этот тоже не выжил.
- Но почему дети? За что? – голос Марселя сорвался на крик.
Клаус хищно оглядывался по сторонам, изучая обстановку и всматриваясь в лица подростков. Первородный отмечал каждую деталь, пропуская её через себя, анализируя и помещая в нужную ячейку памяти для дальнейшего использования. Его мозг работал подобно компьютеру, не смотря на кровь и смерть, царившие вокруг. Точнее, благодаря этому.
- Марсель, позаботься о Давине. Она ещё жива. Я положил девчонку там, справа, - слова прозвучали приказом. Изящным жестом гибрид указал вглубь сарая.
Со словами: «Она тоже здесь?» – Жерар бросился к своей подопечной.
- А как, по-твоему, я нашёл это место? – лениво протянул Клаус, не ожидая ответа.
Марсель обхватил руками бледное лицо. Кем была для него эта девушка? Подругой? Ребёнком? А может, сестрой? Вампир не задавался этим вопросом, но сейчас, повторяя её имя, он потерял связь с реальностью, лишь слушал стук собственного сердца, отдающийся в ушах, ощущал боль, чудовищными тисками сжимающую виски и мешающую мыслить трезво, испытывал невыразимый ужас от одной только мысли потерять её… и Ребекку.
Прокусив запястье, мужчина поднёс руку к посиневшим губам. Но чья-то стальная хватка не позволила продолжить начатое.
Марсель обернулся, встретившись с холодным взглядом Клауса.
- Подожди. Ещё рано.
- Она умирает, - злобно выплюнул вампир, в эту минуту как никогда ненавидя гибрида.
- Я сказал… подожди.
Рядом с братом возник Элайджа. Марселю ничего не оставалось, только подчиниться.
Клаус подошёл к одному из лежащих мальчишек. По-кошачьи склонился, обхватив голову парня руками, закрыл глаза. Спустя несколько секунд с губ юноши сорвался слабый стон, плавно и жутко перешедший в раздирающий душу крик.
Марсель дёрнулся, Элайджа остановил его, давая возможность гибриду закончить. Ник медленно поднялся, серые глаза потемнели, на красивом лице отразилась боль.
- Что ты делаешь? Он может умереть.
- Этот будет жить, - спокойно произнёс первородный. Но что-то в интонациях монстра заставило сердце Жерара учащённо забиться.
- У него перед глазами лицо Ребекки. Это она притащила их сюда и забрала силы. Кто-то смог выжить, кто-то нет. Мёртвые будут молчать, а вот живые.
Марсель с ужасом уставился на гибрида. Раздираемый самыми страшными противоречиями, какие только может испытывать человек, вампир на одну чашу весов поставил Ребекку, точнее ту, кто одержал победу над её телом, на другую – невинных детей. Дети перевесили.
- Ты не посмеешь! Ты не убьёшь их всех!
Клаус сосредоточенно изучал лица жертв, попутно ответив Марселю.
- Успокойся. Я не убью их. Но не потому, что стал сопереживать и не по доброте душевной. Просто больше убитых ведьминских детишек – больше проблем для нас. Из всех процентов восемьдесят выкарабкаются. Понимаешь, Марсель, расклад не в нашу пользу.
Хищная улыбка заиграла на губах гибрида. Жерар слишком хорошо знал эту манеру Клауса улыбаться, и она означала одно: в голове монстра зарождается план, и кто-то сейчас попадёт в ловушку.
- Марсель, ты можешь поручиться за каждую минуту жизни Ребекки в последние два дня? Ты оставлял её одну надолго?
- Я… - вампир запнулся, прокручивая в голове события 48-и часов.
- Только не лги мне, - пригрозил гибрид, - если для Ребекки будет безопаснее засунуть её в гроб с кинжалом в груди, пусть так.
- Я не могу поручиться, - сдался мужчина, взвесив все «за» и «против».
Клаус злобно сверкнул глазами, грубо выплюнув:
- Разумеется, ты ни за что не можешь ответить. Ни за нападение на Ками, ни за мою сестру, которую рьяно бросился опекать. Марсель, сосредоточься на чём-нибудь одном. Две полноценные мысли в твоей голове не помещаются.
- Ник, хватит. Нам нужно что-то решать, - произнёс Элайджа, пытаясь сбавить градус напряжения.
Клаус скорчил гримасу, отвернулся, в очередной раз внимательно осмотрел жертв. Затем присел на корточки около лежащей без сознания девушки, осторожно коснулся рукой лица, приподнял веко, взял хрупкую ладонь в свою руку, повертел, тщательно рассматривая ногти. Повторил процедуру «лезу в голову», вызвав стон, перешедший в крик. Такие же действия гибрид проделал ещё с несколькими несчастными.
И, поднявшись, принялся размышлять вслух:
- Странно… ранее ведьма, болтающаяся в теле Ребекки, предпочитала иметь дело с детьми, но здесь я вижу подростков. Почему? К тому же, все они видят одно и тоже: почти статичную картинку лица Бэки. Но такое почти невозможно, только если… - гибрид ненадолго задумался, затем резко повернулся к Марселю, - подскажи-ка мне, друг мой, не было ли на теле Ребекки странных царапин, не пыталась ли она излечить себя заклинанием, не искала ли мазь? Судя по ногтям этой ведьмочки, она неплохо зацепила свою мучительницу перед тем, как отключиться.
Увидев маску раскаяния на лице Марселя, Клаус грубо бросил:
- Конечно, я и забыл. В последнее время ты ничего не видишь у себя под носом. Какие уж там особенности поведения Ребекки.
Внезапно гибрид замолчал, к чему-то прислушиваясь. Тряхнув головой, Никлаус подвёл итог:
- Итак, у нас проблема: даже если мы и внушим выжившим подросткам иные воспоминания, их родители быстро поймут что к чему. Нужна более эффективная терапия с использованием магии и древних заклятий из книги нашей мамочки. Помнишь, Элайджа, как ловко ты забыл своё первое убийство, подменив одни воспоминания другими?
Майклсон молчал, с осуждением глядя на брата. Клаус улыбался той самой улыбкой, которая говорила: я помню всё, даже если простил. Но в глазах гибрида не было и тени веселья.
- Нам нужно найти место, где разместить всех детей и…
Вампир не успел договорить. В помещение вошла Фрея. С ужасом озираясь по сторонам, старшая Майклсон прошептала, словно во сне, путано и рвано:
- Это… это… это… Далия… Я шла по нитям силы… я искала пути… но… как… когда…
- Браво, сестрёнка! Браво! Как вовремя, - Клаус захлопал в ладоши, не сводя с девушки иронично-презрительного взгляда.
- О чём ты говоришь? Я с утра работала над заклинанием, способным обнаружить следы Далии, - Фрея со слезами на глазах смотрела на несчастных подростков. Её губы тряслись, руки дрожали, картина произвела на ведьму сильное впечатление. – К сожалению, я могу найти только следы. Далия слишком могущественна. Но… но это её почерк, такое было и раньше…
Клаус испепелял сестру взглядом, не скрывая своих чувств.
- Никак не могу понять, почему ты отступила от своего первоначального плана? Пересмотрела расстановку сил? Или выбрала другую сторону? Уверен, ни первое и ни второе. Тогда что же?
Фрея вытерла слёзы рукавом куртки, глубоко вздохнула и произнесла как можно спокойнее:
- Ты – параноик. Ты свихнулся на заговорах и предательствах. Ты больной. Элайджа, скажи же ему, что я с утра работала над заклинанием следа и говорила тебе об этом.
- Клаус, так и было, - веско произнёс Эл, остановив тяжёлый взгляд на гибриде.
Клаус взорвался, поражаясь тому, как окружающие его люди не видят очевидного:
- По-вашему, Далия настолько глупа, чтобы оставить после себя такой след?
Фрея слабо застонала, всем своим видом демонстрируя бесполезную трату времени на разговор с Клаусом.
- Нет. Она настолько умна, что одним ударом убивает нескольких зайцев: получает энергию от подростков, ссорит вас с ведьмами, подставляет Ребекку. Таким образом, она выбивает людей из колеи, заставляет рассредоточиться и тратить силы на войну друг с другом.
Старшая Майклсон умоляюще посмотрела на Клауса. Глаза гибрида вновь потемнели, губ коснулась улыбка-оскал. Фрея, заламывая руки, обратилась к Элайдже.
- Пожалуйста, позволь мне помочь. Эти дети умрут. Я могу показать вам их истинные воспоминания, я могу вернуть их, избавив от чар Далии. Это я умею. И они вернутся к родителям. Мы остановим войну и сосредоточимся на спасении Хоуп.
- И вы ей верите?
- А зачем ей обманывать нас? – спросил Марсель, не переставая думать о Давине.
- Да хотя бы для того, чтобы настроить друг против друга, - рявкнул Клаус, про себя признавая: эту битву он проиграл.
- Никлаус, здесь только ты разделяешь семью, а Фрея готова помочь. У нас нет времени на заклинания и промывку мозгов этим детям. Сестра может разобраться раз и навсегда, сохранив им жизнь. А смерть тех, кто не выдержал, на совести Далии. И это настроит ведьм против неё. Приступай, - слова прозвучали решительно и властно. Фрея склонилась над первым подростком.
- Значит, Ребекка никого не убивала? – осторожно спросил Марсель, всё ещё переваривая услышанное.
- Нет, - отозвалась Фрея, - но лучше чтобы с ней кто-нибудь остался. На случай, если Далия поработала и над нашей сестрой.
- С ней побудет Камилла, - решил Элайджа, метнув на Ника пронзительный взгляд.
Клаус молча покинул ферму. Но Эл долго не мог выбросить из головы выражение лица брата при упоминании мисс О’Коннел.


Глава 5

Ребекка повертела головой из стороны в сторону, внимательно посмотрела на свои руки, затем грациозно подошла к дивану и, удобно устроившись, взяла протянутый Марселем стакан виски со словами:
- Фрея, ты – великолепна! Значит, ведьма из этого тела, - девушка замолчала, пробуя фразу на вкус, лёгкое негодование коснулось сердца – Бэка любила себя прежнюю: сейчас не хватало властности и утончённости, что сопровождали каждое движение. Но предаваться печали в подобную минуту не в стиле мисс Майклсон. Брюнетка тряхнула головой, продолжая, - никогда и не вырывалась. Так?
- Да, так. Всё это время тебя использовали с помощью очень сильной магии, - во взгляде Фреи смешались досада и гнев, обильно приправленные нотками вины, - прости, я должна была понять.
- Не стоит корить себя, - возразила Ребекка, - ты спасла меня от кошмара.
Сестра тяжело вздохнула:
- Но несколько подростков погибли, я могла предотвратить это. Я должна была, - в глазах заблестели слёзы.
- Перестань, - мягко, но настойчиво перебил Элайджа, - ты сделала всё возможное и невозможное. Уверен, только ты сможешь помочь защитить Хоуп.
- Вы что, ослепли! – гневный возглас Клауса нарушил идиллию восстановления семьи. – Она сама убила детей и свалила всё на Далию, которую, кстати, ещё никто не видел. Как вы можете верить ей?
- Никлаус, хватит, - решительный тон Элайджа заставил Марселя напрячься, - тебе везде мерещится предательство. К тому же, ты в меньшинстве. Семья решила принять помощь Фреи, Джейк и Хейли согласны.
- Но почему все забывают, что Хоуп – моя дочь!
- Потому, что ты ведёшь себя, как сорвавшийся с катушек папаша. Возьми себя в руки и начни думать.
- Не поверишь, - сурово произнёс Клаус, в один миг став спокойным, только в глубине глаз клубилась тьма, скрывающая демона, живущего внутри, - именно этим я сейчас занят, в отличие от вас, желающих свалить работу на едва знакомых родственников.
На губах гибрида заиграла жёсткая улыбка:
- Если я правильно помню, Камилла должна подойти часа через два. Так вот, когда придёт наша смелая человеческая барменша охранять хрупкую и нестабильную сестричку-ведьму, не смейте впутывать её во всё это.
Поймав недоумённо-обиженный взгляд Ребекки, первородный пояснил:
- Никак не могу привыкнуть к твоему новому телу, оно такое… - мужчина многозначительно замолчал, скривив гримасу, по которой никому не составило труда понять, о чём именно вампир предпочёл не говорить.

Она стояла в тени могучего дерева, возможно, стараясь остаться незамеченной, а возможно, всей душой желая быть узнанной. Красивая блондинка, недавно потерявшая мать, не дождавшаяся от парня, который ей нравился, даже намёка на ответные чувства, одинокая и опустошённая, замершая в шаге от того, чтобы выключить человечность. Белокурые волосы нежными волнами покрывали плечи, тонкие пальцы теребили сумочку, а слёзы, застывшие в глазах, делали внутреннюю боль Кэролайн Форбс почти осязаемой.
Кэр не могла объяснить, почему приехала в Новый Орлеан. Ей просто захотелось уехать, убежать, сменить обстановку. Елена с Деймоном и Бонни ищут способ вернуть мать Сальваторе, не смотря на то, что последняя оказалась мясником хуже Стефана в десятки раз. При воспоминании о младшем Сальваторе сердце предательски сжалось. Так почему она вдруг сорвалась и поехала к монстру, который обещал положить к ногам блондинки весь мир? Наверное, из-за этого самого мира. И пусть нет любви, разве важны подобные чувства, когда боль правит сущностью и навязчивое желание отключить человечность преследует днём и ночью. Последняя попытка…
Мисс Форбс прислушивалась к разговору в помещении, но в невнятном гуле голосов не могла разобрать ни слова.
«Интересно, почему так? По всем вампирским правилам я должна слышать о чём они говорят. Странно».
Разумеется, блондинка не знала о магии, что защищает логово Марселя от посторонних ушей. Она вообще мало о чём знала из жизни того, за кем проследила и кого сейчас ждала, скрываясь в тени дерева.
Стук каблуков отвлёк Кэролайн от путаных мыслей. Красивая человеческая женщина уверенным шагом шла к дому. Чёрные обтягивающие джинсы, белая блузка, светлые волосы, правильные черты лица. Вампир изучала незнакомку, пока та не свернула к дому, где находился Клаус. Первой мыслью было броситься к девушке и остановить, но помешал первородный, вышедший навстречу.
И Кэролайн могла слышать их разговор.
- Камилла, ты рано, - констатация факта, граничащая с упрёком. В голосе гибрида ощущалась досада.
- Пациент отменил сеанс, - злобно пояснила женщина, - и я решила прийти сразу же.
Кэролайн замерла, почувствовав жгучую химию между Клаусом и незнакомкой. Казалось, они старались убежать друг от друга, но нечеловеческая сила тянула обратно, причиняя боль.
- Или мне следовало позвонить? – в голосе Камиллы звучал гнев, смешанный с чем-то ещё, что Кэр не смогла определить. – Хотя, какой смысл? В городе, где правит такое чудовище, как ты, обречены все… кто-то раньше, кто-то позже…
- Как твой брат и твой дядя.
Камилла не стала продолжать разговор, она резко развернулась и поспешила к дому.
Кэролайн перехватила взгляд гибрида, провожающий обычную человеческую женщину… Ком застрял в горле. Ощущение ненужности заполнило пустоту внутри, захотелось завыть, надрывно и протяжно, выплеснув хотя бы часть боли, что скопилась за последние несколько дней. Эта Камилла обозвала его чудовищем, посмела разговаривать так, что никто другой после подобной стычки не выжил бы, а он просто смотрел ей вслед глазами, полными…
Кэр замотала головой, пытаясь прогнать главное слово из головы. Она – вновь лишняя, опоздавшая, оставленная на обочине чьей-то чужой жизни.
Клаус больше не положит мир к ногам девушки-вампира из Мистик Фоллс. Его мир лежит у ног другой…
- Привет. И почему ты следишь за мной? – гибрид улыбался как ни в чём не бывало, нагло рассматривая Кэролайн.
Девушка смутилась, но быстро взяла себя в руки, растянула губы в улыбке и тихо ответила:
- Привет. Я проездом в Новом Орлеане… на несколько часов. Вот подумала тебя навестить, но не хотела навязываться.
Смотря на себя со стороны, мисс Форбс вдруг поняла странность и глупость своего поступка.
- Извини, я долго решалась, и время прошло. Глупо. Мне пора.
- Всё в порядке, - успокоил Клаус, - но у нас большие неприятности. В другой раз я бы с радостью показал тебе город, а сейчас не хочу впутывать во всё это. Здесь действительно опасно.
Кэролайн ощущала разочарование в непонятной пропорции смешанное с облегчением. А может, в глубине души она уже приняла решение о своей человечности.
- Я даже не спросил, как ты…
- У меня умерла мама, но уже всё в порядке, - вампир натянула улыбку, всем своим видом подтверждая сказанное.
- Мне жаль. Терять семью всегда больно, даже если некоторые её члены преследуют тебя до смерти.
Ирония, сквозившая в голосе, не обманула Кэр. Он стал другим? Как такое вообще возможно? Или дело в красивой женщине с именем Камилла? Дело в человеке?
Кэролайн не видела всей картины – не видела маленькую Хоуп, что стала для Клауса дороже жизни, не видела друзей, врагов, семью.
В следующую секунду мисс Форбс почувствовала прикосновение тёплых губ к своим губам, лёгкое и нежное, поцелуй-прощание. Девушка коснулась щеки мужчины, тихо произнеся:
- Надеюсь, у тебя всё будет хорошо, и мы ещё встретимся.
Она ушла, закусив губу и не видя дороги из-за размывающих изображение слёз. Через пару шагов Кэролайн отключила свою человечность.

Ребекка попросила Камиллу принести пузырёк, стоящий на столе у окна… Поцелуй Клауса и неизвестной молодой девушки был нежным и трепетным. Ками не знала, что гибрид может быть таким.
Она ненавидела монстра, виновного во всём плохом, что происходило в городе, но тогда почему сердце тихо заплакало, хотя глаза его хозяйки оставались сухими.


Глава 6

- Тебе добавить? – выжидающе спросила Ребекка, замерев с бутылкой виски и пустым стаканом Камиллы.
Блондинка не отвечала. Она сидела в глубоком кресле, поджав ноги под себя. Странный, чуть отрешённый взгляд скользил по стенам помещения, не останавливаясь ни на чём конкретном.
- Ками! - Майклсон повысила голос.
- Да, - отозвалась женщина, вынырнув из раздумий.
- Ещё стаканчик?
Грустная улыбка тронула губы.
- Пожалуй, я не против.
Ребекка наполнила бокалы, девушки сделали по глотку.
- Что с тобой происходит? В последнее время ты сама не своя.
Может, виной всему алкоголь, а может, поцелуй гибрида с незнакомой блондинкой, но Камилле вдруг захотелось поговорить, пусть и с сестрой монстра.
- Я просто устала. От этого города и от того, что происходит в нём. От смерти любимых, от потерь, манипуляций и их последствий, от передела власти и от...
Мисс О’Коннел внезапно замолчала. Ребекка ощутила огонь, зарождающийся внутри обычно спокойной человеческой женщины. Пронзительный взгляд скользнул по подруге Клауса, изучая и анализируя. Майклсон всегда чувствовала опасность, грозящую ей или её семье, и сейчас эта опасность таилась в Камилле.
Поставив стакан на стол, Ребекка осторожно спросила:
- Это касается моего брата?
Внутренний голос Ками кричал о необходимости замолчать, но датчик контроля личности непонятным образом вышел из строя, дав сбой. Борясь с желанием выплюнуть в лицо Ребекки дикую ненависть к её брату, женщина вцепилась в подлокотники кресла.
- Камилла, что происходит?
- Я ненавижу его, ненавижу, - слова вырвались плевками против воли хозяйки. – Он виновен в тьме, что накрыла город, он виновен…
Глаза блондинки горели неистовым огнём, губы сжались в тонкую линию, костяшки пальцев побелели. Сестра Клауса уловила бешеный стук сердца и учащённый пульс.
- Ками, успокойся.
Мисс О’Коннел резко встала. Голова гудела, мысли путались.
Пробурчав:
- Извини, я на минутку, нужно позвонить, - Камилла вышла на улицу.
Сквозь туман, плотно окутавший разум, женщина услышала тихий, но настойчивый голос:
- Иди ко мне, иди.
Блондинка шла, не разбирая дороги, ведомая властным шёпотом. Мимо проплывали дома, машины и люди. Мир стал серой вязкой массой, поглотившей слабое человеческое существо и несущей его навстречу той, чья сила могла подчинить тысячи.

Ребекка набрала номер Марселя. После пяти гудков мужчина ответил:
- Алло.
- Привет. Марсель, мне кажется, с Камиллой происходит нечто странное.
- Ну, после внушения Клауса - это неудивительно. Кстати, я вновь заменил траву вербеной в её доме. Больше он не сможет ей ничего внушить, - вампир иронично хмыкнул, чем взбесил мисс Майклсон.
- Ты не понимаешь, - взорвалась Ребекка, - это может плохо кончиться. Ками как будто подменили.
Уловив в голосе подруги неподдельную тревогу, Марсель спросил:
- Она с тобой?
- Нет, вышла позвонить.
После этих слов Ребекка подошла к окну – на улице не было ни души. Взгляд девушки упал на телефон Камиллы, лежащий на подоконнике. Деревянным голосом сестра Клауса произнесла:
- Марсель, кажется, у нас ещё одна проблема.
В эту секунду мысли Бэки крутились только в одном направлении – как сообщить новость брату, и что он после этого сделает.

«Какой красивый и светлый дом», - туман в голове начинал рассеиваться, и Камилла поймала себя на том, что стоит на пороге незнакомого особняка и с интересом рассматривает его.
Белые каменные стены, увитые плющом, большие окна, красные и жёлтые цветы на подоконниках, массивная дверь, украшенная веткой дуба с маленьким колокольчиком на ней.
Войдя внутрь, девушка была приятно удивлена. Уютная домашняя атмосфера окутала душу нежными воспоминаниями о детстве, ненависть к Клаусу отошла на задний план, уступив место блаженному состоянию покоя.
- Подойди ко мне.
Красивая брюнетка стояла у окна, из которого лился солнечный свет, делая женщину похожей на святую, не смотря на чёрное платье свободного покроя.
- Иди же.
Ками подчинилась.
- Здравствуй. Меня зовут Далия, а тебя – Камилла.
Блондинка несмело улыбнулась. Ощущение волшебства происходящего не покидало, властно завладев душой, но оставляя лёгкую дымку непонимания на сердце, хотя, сейчас мисс О’Коннел была не в состоянии слушать себя.
Тонкие руки Далии легли на голову Ками, прикосновение казалось мягким и убаюкивающим, но в тёплом сне зародилась боль, в следующий миг расколовшая череп на тысячи осколков. Камилла захлебнулась собственным криком. Её прошлое, её мысли, её мечты и страхи обнажились, став прозрачными и понятными… для той, что зло улыбалась, выворачивая наизнанку слабое человеческое существо.
Она не знала, сколько времени длилась пытка, не знала, кто та женщина, что заставила прийти в уютный дом, она не понимала сути происходящего. Она просто лежала посреди светлой гостиной, не в силах пошевелиться, и слушала властный голос Далии:
- Сегодня у меня удачный день. Я лишь хотела получить оружие, а получила подарок судьбы – слабое место неуязвимого гибрида.
Камилла напряглась, пытаясь бороться. Далия лишь рассмеялась в ответ на её жалкие потуги.
- Ты даже не можешь позвать его, ведь так? – брюнетка наклонилась к своей жертве. Горячее дыхание ведьмы коснулось шеи, Ками поморщилась. – Язык прилип к нёбу, и знакомое имя никак не вырвется хотя бы стоном из горла.
Женщина засмеялась коротким лающим смехом.
- Твоё сердце кричит от боли, но не в состоянии понять её причину, а разум требует справедливости. Интересно, он осознаёт, что сделал с тобой?
*************
Хэйли старалась успокоить плачущую Хоуп, укачивая девочку на руках.
- Мы должны уйти! – настаивал Джейсон, бурно жестикулируя, что делал крайне редко.
- Куда? – огрызнулась Хейли.
- В лес. К своим истокам. Стая поможет. Они будут охранять Хоуп.
Волчица с трудом сдерживала себя. Участившиеся в последнее время ссоры с мужем лишали сил.
- И ты считаешь, что всемогущая ведьма до нас не доберётся, что деревья скроют дочь от её силы.
- Не говори со мной так!
Девочка, наконец, перестала плакать. Хейли уложила малышку в кроватку и, подойдя к Джексону, властно и настойчиво произнесла:
- Как? Аргументированно и трезво, не строя воздушных замков и не искажая действительность. Как с тобой не говорить?
Мужчина глубоко вздохнул, собираясь с мыслями, чтобы переубедить жену:
- Нам помогут. Мы справимся. Мы…
Хейли резко перебила мужа:
- Хватит, Джексон! – затем добавила чуть спокойнее, - пожалуйста, Джексон, хватит. Я выжила в этом мире только потому, что знала – когда и чью сторону принять, а когда остаться независимой. Так вот, сейчас наша независимость – роскошь, которую мы не можем себе позволить.
- Хейли, нет, ты не понимаешь.
Чаша терпения переполнилась, женщина заговорила резко и грубо:
- Нет, я прекрасно всё понимаю. Ты хочешь выйти из-под влияния Клауса. И я тоже этого хочу, очень хочу. Но сейчас не то время и не то место. Жизнь дочери для меня важнее всего остального, а тебе нужно определиться.
Она вышла, осторожно прикрыв за собой дверь. И тихий звук проник в сердце Джексона тоской и безысходностью.

Продолжение следует...
запись создана: 23.03.2015 в 07:46

@темы: фанфики, от ненависти до любви, моё творчество, Элайджа, Хэйли, Первородные, Никлаус, Марсель, Клаус/Ками, Клаус, Камилла, Ками, Древние

URL
Комментарии
2015-04-14 в 07:28 

История захватывает, Клаус и Камми пусть они будут вместе, Клаус нуждается в такой женщине. Пожалуйста, напишите продолжение.

URL
2015-04-14 в 14:20 

YuliyaG
Наиболее тяжелая вещь в жизни - это понять, какой мост следует перейти, а какой сжечь.
История захватывает, Клаус и Камми пусть они будут вместе, Клаус нуждается в такой женщине. Пожалуйста, напишите продолжение.
Постараюсь не тянуть с продолжением. Сама заболела ими)
Спасибо за отзыв)

URL
2015-04-14 в 20:05 

Я так рада, что у меня появились единомышленники по поводу Клауса и Камилла. Камилла ему очень подходит, в отличие от Керолайн она искренняя и не использует моего любимого гибрида!!!! Продолжение буду ждать с нетерпением!!! Вдохновения Вам.

URL
2015-04-15 в 11:10 

YuliyaG
Наиболее тяжелая вещь в жизни - это понять, какой мост следует перейти, а какой сжечь.
Я так рада, что у меня появились единомышленники по поводу Клауса и Камилла. Камилла ему очень подходит, в отличие от Керолайн она искренняя и не использует моего любимого гибрида!!!!
Взаимно) И по поводу Ками не могу не согласиться)

Продолжение буду ждать с нетерпением!!!
Продолжение уже написано, постараюсь выложить в пятницу.

Вдохновения Вам.
Спасибо)

URL
2015-04-15 в 19:44 

УРА, скоро продолжение! А Вы планируете большой рассказ?

URL
2015-04-16 в 11:17 

YuliyaG
Наиболее тяжелая вещь в жизни - это понять, какой мост следует перейти, а какой сжечь.
А Вы планируете большой рассказ?
Нет. Средний формат - миди.

URL
2015-04-17 в 20:24 

Клаусу не хватает Ками!!!Надеюсь, что она сможет разбудить в нём забытые чувства: любовь, страсть. Я так ждала продолжение, а Вы заинтриговали ещё больше!!!

URL
2015-04-17 в 20:24 

Клаусу не хватает Ками!!!Надеюсь, что она сможет разбудить в нём забытые чувства: любовь, страсть. Я так ждала продолжение, а Вы заинтриговали ещё больше!!!

URL
2015-04-17 в 20:25 

Клаусу не хватает Ками!!!Надеюсь, что она сможет разбудить в нём забытые чувства: любовь, страсть. Я так ждала продолжение, а Вы заинтриговали ещё больше!!!

URL
2015-04-18 в 01:30 

YuliyaG
Наиболее тяжелая вещь в жизни - это понять, какой мост следует перейти, а какой сжечь.
Клаусу не хватает Ками!!!Надеюсь, что она сможет разбудить в нём забытые чувства: любовь, страсть. Я так ждала продолжение, а Вы заинтриговали ещё больше!!!
Сможет... и разбудит. Это вопрос времени)
Спасибо за отзыв)

URL
2015-04-18 в 16:26 

Как я рада, что Клаус сможет полюбить Ками!!!! Буду ждать продолжение с замиранием сердца. Ваш фанфик очень интересен (стиль изложения, описание чувств героев, что у них творится в душе). Одним словом - ПРЕЛЕСТЬ!!! Спасибо, Вам за творчество и конечно за Клауса и Камиллу.

URL
2015-04-19 в 13:39 

YuliyaG
Наиболее тяжелая вещь в жизни - это понять, какой мост следует перейти, а какой сжечь.
Как я рада, что Клаус сможет полюбить Ками!!!! Буду ждать продолжение с замиранием сердца. Ваш фанфик очень интересен (стиль изложения, описание чувств героев, что у них творится в душе). Одним словом - ПРЕЛЕСТЬ!!! Спасибо, Вам за творчество и конечно за Клауса и Камиллу.
Вам спасибо за тёплый отзыв)
Высокой скорости написания не обещаю, но история будет развиваться в соответствии с моим представлением о паре.

URL
2015-04-24 в 22:17 

Продолжение, УРААА!!!! Сердце и разум Ками так отчаянно борются с чувствами к Клаусу. Он ведь тоже страдает. Глава супер, всё динамично, интригующе. Жду проду с нетерпением!!!. Спасибо Вам, каждый день заходила на страничку и смотрела появилось ли продолжение.

URL
2015-04-25 в 11:27 

YuliyaG
Наиболее тяжелая вещь в жизни - это понять, какой мост следует перейти, а какой сжечь.
Продолжение, УРААА!!!! Сердце и разум Ками так отчаянно борются с чувствами к Клаусу. Он ведь тоже страдает. Глава супер, всё динамично, интригующе. Жду проду с нетерпением!!!. Спасибо Вам, каждый день заходила на страничку и смотрела появилось ли продолжение.
Спасибо за отзыв и эмоции)
Скажу откровенно: эта история не отличается лёгкостью написания. Может, много скрытых чувств, а может, слишком любимые герои со сложными яркими характерами и внутренней силой. Но с продолжением постараюсь не тянуть)

URL
2015-04-27 в 22:35 

Хочу поделиться с Вами, когда начинала смотреть "Дневники вампира" Клауса не воспринимала, а потом всё больше и больше увлекалась этим героем. В настоящее время Клаус - любимый герой у которого есть всё: пытливый ум, хитрость, смелость, красота (ах, эти милые ямочки на щёчках), его внутренний мир можно сравнить с малахитовой шкатулкой - большой спектр чувств, эмоций. Джозеф Морган идеально подходит на роль Клауса, играет супер, смотрю и любуюсь. Ками - красавица (очень выразительные глаза), умница, пытается показать нашему любимому гибриду, что есть жизнь и без убийств, жестокости. Вот почему в сериале их не могут соединить в пару? Было бы супер!!!!

URL
2015-05-01 в 03:16 

YuliyaG
Наиболее тяжелая вещь в жизни - это понять, какой мост следует перейти, а какой сжечь.
Хочу поделиться с Вами, когда начинала смотреть "Дневники вампира" Клауса не воспринимала, а потом всё больше и больше увлекалась этим героем. В настоящее время Клаус - любимый герой у которого есть всё: пытливый ум, хитрость, смелость, красота (ах, эти милые ямочки на щёчках), его внутренний мир можно сравнить с малахитовой шкатулкой - большой спектр чувств, эмоций. Джозеф Морган идеально подходит на роль Клауса, играет супер, смотрю и любуюсь
У нас похожие чувства. В ДВ для меня Клаус не был любимым героем, просто интересный персонаж, вокруг которого закрутились важные события проекта, не более. К слову сказать, я и других членов его семьи приняла равнодушно. Но почему-то решила посмотреть Древних (почему именно, трудно сказать, порыв, наверное) и понеслось)))
В ДВ персонаж был дополнительным, неким приложением к основному составу, а в Древних раскрылся во всей силе и мощи. Мне нравилось наблюдать за изменениями в личности Клауса, частичной сменой приоритетов, отношением к семье. И нравится до сих пор.

Ками - красавица (очень выразительные глаза), умница, пытается показать нашему любимому гибриду, что есть жизнь и без убийств, жестокости. Вот почему в сериале их не могут соединить в пару? Было бы супер!!!!
До появления Камиллы я была сторонником пары - Клаус и Кэролайн, но после - Ками и только Ками. Только с ней он становится человечнее, хочу подчеркнуть - не мягче, сопливей (как любят выражаться некоторые фанаты), а именно человечнее. А кто сказал, что человечность портит? Деймон сейчас намного лучше Деймона психопата первых сезонов. Психоз и стервозность - не показатели крутости. На мой взгляд, Клаус как был звездой, так звездой и остался, только светить стал ярче. Смелая барменша Камилла - его маяк, тихая гавань. Можно назвать, как угодно, но суть одна - с ней он настоящий, а не бесчеловечный монстр, убивающих всех вокруг только потому, что скучно.

URL
2015-05-04 в 19:55 

Глава получилась интересной, эмоциональной. Интригуете, автор! Что же будет дальше? Жду с нетерпением продолжения. Мне очень нравится Ваша манера изложения текста - всё последовательно, динамично! В общем, не устаю Вас хвалить и это не лесть, а чистая правда, умничка!!! Читаю и чётко представляю все события.

URL
2015-05-06 в 07:28 

YuliyaG
Наиболее тяжелая вещь в жизни - это понять, какой мост следует перейти, а какой сжечь.
Глава получилась интересной, эмоциональной. Интригуете, автор! Что же будет дальше? Жду с нетерпением продолжения. Мне очень нравится Ваша манера изложения текста - всё последовательно, динамично! В общем, не устаю Вас хвалить и это не лесть, а чистая правда, умничка!!! Читаю и чётко представляю все события.
Спасибо за приятные слова)

URL
2015-07-13 в 03:05 

Очень понравилось, браво автору! Грамотно и бещумно интересно написано! Видно, что старались) Получила удовольствие от простения и присоединяюсь к предыдущим восторженным комментариям!))) Жду продолжения, вместе со всеми! Не затягивайте-не мучайте!))))))

URL
2015-07-13 в 10:10 

YuliyaG
Наиболее тяжелая вещь в жизни - это понять, какой мост следует перейти, а какой сжечь.
Очень понравилось, браво автору! Грамотно и бещумно интересно написано! Видно, что старались) Получила удовольствие от простения и присоединяюсь к предыдущим восторженным комментариям!))) Жду продолжения, вместе со всеми! Не затягивайте-не мучайте!))))))
Спасибо за отзыв) Обещаю постараться не затягивать)

URL
2015-08-05 в 20:07 

ну когда же продолжение, жду уже не дождусь))) очень понравилось!

URL
2015-08-06 в 13:46 

YuliyaG
Наиболее тяжелая вещь в жизни - это понять, какой мост следует перейти, а какой сжечь.
ну когда же продолжение, жду уже не дождусь))) очень понравилось!
Если силы будут, то на выходные, но обещать не могу)

URL
   

Yuliya

главная