Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
06:43 

Моё творчество. Фанфик "В цель" 17+ Главы 36-41

YuliyaG
Наиболее тяжелая вещь в жизни - это понять, какой мост следует перейти, а какой сжечь.
Название: "В цель"
Автор: Yuliya
Фандом: Стрела
Персонажи: Фелисити/Оливер
Автор обложки: Cudzinec
Статус фика: в процессе
От автора: Я хочу начать с нуля, пройдя сложный путь отношений двоих, хочу обнажить их сущности, слой за слоем снимая покровы. Почему в этом проекте так трудно соблюсти канон. Потому, что он слишком многообразен. Оливер - несколько личностей в одной, излом, боль, груз прошлого и дикое чувство вины. Фелисити - порывы и скромность, твёрдость и уступчивость, смятение и решительность. И это только начало...
Краткое содержание: Она чувствует его, чувствует сильно и болезненно, как будто внутри установлен радар для улавливания малейших изменений в состоянии «железного» человека, но этого мало... Он по-прежнему замыкается в себе, погружаясь в прошлое: слишком много чувства вины для одного.
Disclaimer: Все права на персонажей принадлежат их законным владельцам, никакой материальной выгоды от создания и распространения данного материала я не получаю
Размещение: не копировать на другие ресурсы без моего согласия




В цель


Глава 36

Тэя вновь в номере отеля. Безликие стены, вдруг показавшиеся холодными и злыми, серым цветом давили на психику. Сестра Оливера вспомнила, как любила приходить сюда, прячась от проблем и… от матери. Горькая ирония… девушка убежала от реальности всего лишь на несколько часов, и Мойра умерла, не успев попрощаться с дочерью. Точнее, дочь не успела попрощаться с ней, не успела попросить прощения и подержать за руку.
Мисс Куин не сводила глаз с экрана телефона, за которым зачем-то заехала домой. Несколько пропущенных от Оливера, Диггла, Фелисити и один от мамы. Если бы Тэя взяла трубку, если бы… Но она не смогла, убегая от обезумевшего Роя.
Прошлого изменить нельзя, оставалось только пытаться исправить ошибки, пусть даже нелогично и глупо. И девушка продолжала гипнотизировать телефон в надежде перемотать плёнку жизни назад.
Тэя не хотела думать, вспоминать, копаться в себе, усиливая чувство вины, рвущееся наружу глухими всхлипами. Она молча смотрела в одну точку, застыв во времени и пространстве.
В дверь постучали, девушка нашла в себе силы крикнуть: «Не беспокоить», но характерный звук открывающегося замка заставил встать с кресла, сделать пару шагов и замереть, встретившись с сочувствующим взглядом Малкольма Мерлина.
- Что ты здесь делаешь? – грубо выпалила Тэя, желая избавиться от отца как можно быстрее.
- Я узнал о Мойре. Мои соболезнования.
- Зачем мне жалость такого монстра, как ты? Уходи.
Мерлин подошёл к окну, уверенным движением раздвинул шторы, по-хозяйски осмотрел номер и уверенно расположился в кресле. Мисс Куин осталась стоять посреди гостиной, выжидающе смотря на мужчину.
- Я не жалею тебя. Просто знаю, что значит потерять близкого человека.
- Я справлюсь.
Мерлин ухмыльнулся, пристально разглядывая девушку.
- Ты гораздо больше похожа на меня, чем можешь себе представить.
Мисс Куин злобно огрызнулась:
- Я не собираюсь представлять ничего подобного.
Задумавшись, Малкольм сцепил пальцы рук. Спустя пару минут мужчина тихо произнёс:
- Твоя мать была сильной женщиной, и я любил её когда-то.
Слова о матери отозвались глубоко внутри острой, режущей болью. Тэя устала, ей хотелось остаться одной и продолжать тупо смотреть на экран телефона, чтобы забыть и забыться.
- Зачем ты пришёл?
- А почему ты не спросишь, как я тебя нашёл?
Рот девушки скривился в жалком подобии улыбки:
- Ты следил за мной. Из благих побуждений, конечно, - в словах сквозила едкая ирония.
- Ты часто приходишь сюда, когда хочешь убежать от окружающего мира.
Тэя коснулась рукой виска, голова раскалывалась.
- Да, я хочу скрыться от всех. И если ты понимаешь это, то почему всё ещё здесь?
- Потому, Тэя, что рядом с тобой больше никого нет. Где твой любимый «Робин Гуд» Рой? А брат? Хотя, ему никогда не было до тебя никакого дела. Признай это, и ты сможешь двигаться дальше.
Сестра Оливера опустила голову, чтобы Малкольм не смог видеть её взгляда.
- А с чего ты решил, что я хочу двигаться дальше?
- Ты – моя дочь. В тебе течёт моя кровь… и кровь Мойры. А это означает движение вперёд, несмотря на боль, отчаяние и небо, внезапно рухнувшее на голову.
Телефонный звонок разорвал напряжение между мужчиной и девушкой.
Тэя ответила на вызов Джона. После сообщения о так называемом обезвреживании Роя от сердца мисс Куин откололся ещё один кусочек – очередная потеря в длинной цепочке разочарований последних недель.
Пообещав сообщать об изменениях в состоянии Харпера, Диггл нажал отбой.
Тэя тяжело вздохнула, посмотрев на Малкольма.
- Я знаю, как справиться с болью, что разрывает тебя изнутри.
- Знаешь? – печально произнесла Тэя, не веря словам Мерлина.
Мужчина поднялся с кресла, пристально посмотрел на дочь и тихо сказал:
- Знаю… я знаю, что чувствует человек, не успевший сказать «прости» и «люблю», знаю, какого винить себя в смерти близкого всю оставшуюся жизнь и продолжать жить с этим… И ещё я знаю, когда ты будешь готова, ты придёшь.
Маленький белый листок бумаги, чем-то напоминающий визитную карточку, Малкольм оставил на кресле.
После ухода отца Тэя ещё долго смотрела на чёткие крупные буквы и цифры, складывающиеся в адрес. Девушку терзала боль, невыносимо резкая и жгучая, как слова Малкольма «когда ты будешь готова»... Не если, а когда...
*************
Фелисити и Оливер тихо переговаривались, спускаясь по лестнице. Диггл смотрел на друзей, отмечая едва заметные изменения в движениях и взглядах. Куин выглядел расслабленно-спокойным, несмотря на боль от потери матери. Конечно, след смерти близкого человека надолго останется жёстким отпечатком на красивом лице мужчины, но его глаза… из них исчезли сталь и обречённость принятого когда-то решения.
Смоук выглядела прежней уверенной блондинкой, излучающей свет и тепло, даже в пасмурные для команды дни.
«Она всё-таки нашла его, и не только», - подметил Джон, внутренне улыбнувшись.
Обменявшись приветствиями с Дигглом, Фелисити заняла место у компьютера, Оливер коснулся плеча девушки, хрипло прошептав:
- Спасибо.
Двое поняли друг друга без слов. Смоук накрыла руку мужчины своей рукой, в глубине души опасаясь, что после этого жеста Куин уйдёт, но он остался.
Как давно Джоне не видел Фел такой умиротворённой. Девушка отвернулась, пытаясь скрыть неловкость.
- Ты рассказала? – спросил Диггл, с тревогой посмотрев в противоположную от друзей сторону.
- Нет.
Оливер насторожился, в один миг превратившись в «Стрелу».
- Что я должен знать?
Джон поведал о случившемся с Роем.
- Вы должны были сказать об этом сразу, - отметил «железный» человек, переведя суровый взгляд с одного члена команды на другую.
- Тебе было не до этого. Мы справились собственными силами.
Куин на несколько секунд закрыл глаза, пытаясь осознать произошедшее.
- Что мы упустили?
Фел уверенно произнесла:
- Мы ничего не могли сделать. Нужно сосредоточиться на выяснении причины его состояния.
Оливер уставился в стену невидящим взглядом.
- Я отправил тебя в Лондон, бросил все силы на наркопритоны и успокоился по поводу Роя, не уделив ему должного внимания после введения сыворотки.
Смоук встала со стула, быстрым шагом подошла к Куину и, заставив Оливера посмотреть в глаза, жёстко выдала:
- Ты не виноват в том, что случилось. И я не виновата, и Джон. Никто не виноват. Нельзя предусмотреть всё.
- Это ничего не меняет. Полицейский погиб?
- Нет, он в коме, но шансов мало.
Блондинка тяжело вздохнула, вспоминая жестокие кадры с видеокамеры.
- Рой там? – спросил Куин, повернув голову в сторону задней комнаты.
- Да, - ответил Джон. – Я провёл здесь всю ночь.
«Стрела» скрылся за стеной, затем друзья услышали крик. Спустя несколько секунд глазам Фелисити и Диггла предстала картина: пустой стол с обрывками верёвок.
- Как он мог освободиться и уйти незамеченным? – размышлял Куин, внимательно осматривая верёвки. - Хотя, неудивительно: развязать такие узлы не сложно.
Обернувшись к Джону, Оливер тихо произнёс:
- Ты уснул, ведь так?
Мужчина тяжело вздохнул.
- Да, у всех был тяжёлый день.
Оливер крепко вцепился в край стола, костяшки пальцев побелели. «Железный» человек сдерживал себя, но слова прозвучали хлёстко и грубо:
- Вы должны были рассказать мне обо всём сразу же.
Слёзы заблестели в глазах Фелисити. Гордо вздёрнув подбородок, девушка жёстко возразила:
- Ты потерял маму, а затем спрятался на заброшенном заводе, оставив телефон здесь. Извини, что сначала не хотели тревожить после смерти самого близкого человека, а затем помогли вернуться из ада, в который ты стремительно погрузился, отказавшись от помощи друзей.
Взгляд «железного» человека обжёг Смоук, заставив внутренне сжаться. Да, Оливер Куин своеобразно реагировал на правду.
- Ты просидела со мной несколько часов, ты могла сказать.
Ей хотелось крикнуть: «Впервые за долгое время ты подпустил меня к себе, позволил помочь, и я не хотела разрушить это».
Но порыв Фелисити прервал знакомый голос:
- Всем привет! А что здесь происходит?
Рой Харпер, позитивный и полный сил, стоял у входа, с интересом разглядывая пустой стол и собравшихся вокруг него друзей.


Глава 37

Смена кадров в реальности произошла намного быстрее, чем все собравшиеся могли осознать. Как следствие, Оливер на пару секунд закрыл глаза, поражаясь тому, что успело случиться за несколько часов его отсутствия. Фелисити замерла с открытым ртом, переводя потерянный взгляд с пустого стола на Роя и обратно, при этом девушка рисовала пальцами невидимые круги, понятные только ей. Харперу показалось, что он чувствует поток сбивчивых мыслей в голове Смоук, который вот-вот хлынет наружу в виде набора слов. Диггл изучающе разглядывал Роя, будто видел его впервые.
Первым нарушил молчание Оливер:
- Ты что-нибудь помнишь?
- Да. Вчера я почувствовал себя плохо. Отправился домой, сегодня проснулся, принял душ и пришёл сюда, отдохнувший и полный сил. Извините, опоздал.
Замечание Фелисити вырвалось против её воли:
- Ты даже не представляешь, насколько это не важно по сравнению с остальным.
- О чём ты говоришь?
«Стрела» в бессилии сжал губы, уставившись на пустой стол взглядом, полным боли и предчувствия новых потерь. Куину предстояло рассказать парню о приступе неконтролируемой ярости, в порыве которой Рой бросил под грузовик полицейского. Сломанная рука Тэи в расчёт даже не бралась.
- Ты совсем ничего не помнишь? – спросила Фел, начав прикидывать варианты возможности узнать хоть что-то о недавнем поведении Харпера.
- Нет. А что случилось? Кто был привязан к этому столу?
Оливер пронзительно посмотрел на Роя, в глазах «железного» человека юноша увидел обречённость и сочувствие. Грудная клетка вдруг стала свинцовой.
- Оставьте нас, - попросил Куин.
Диггл и Фелисити молча удалились.
Следующие пять минут были самыми страшными в жизни Роя Харпера. Когда Оливер закончил рассказ, юноша опустился на стул, закрыв лицо руками. «Стрела» подошёл к своему ученику, положил руку ему на плечо, хрипло прошептав:
- Держись, «Арсенал».
Тишина стала вязкой и осязаемой, впитав в себя боль человеческих эмоций.
- Рой, ты не виноват.
Харпер резко вскочил со стула, губы молодого человека дрожали, из глаз катились слёзы.
- Нет, я виноват. Я сделал это. И сейчас полицейский в коме.
Оливер стиснул зубы, приготовившись к атаке:
- Нет, в этом виноват тот, кто накачал тебя. В произошедшем виноват «Маска». И никто другой.
Юноша нервно зашагал по помещению, обхватив себя руками.
- Я пойду в полицию. Я сдамся.
- Нет, ты не сделаешь этого. Ты должен успокоиться.
Рой почти кричал:
- Только не надо говорить о спасении других жизней, о людях в Старлинг-сити, которых я должен защищать.
Куин ощущал себя балансирующим на грани, и переступить черту означало потерять друга.
- Не буду, ты и так знаешь. Но мы должны понять, что с тобой произошло, и как это работает. Представь, если в полиции случится подобный приступ, пострадает не один человек.
Оливер всегда с трудом выражал чувства, сейчас же задача казалась невыполнимой. Куин подошёл к другу, внимательно посмотрел ему в глаза и тихо произнёс:
- Рой, пожалуйста, дай нам шанс всё понять… дай шанс себе. Мне нужен мой «Арсенал».
Пристальный взгляд Харпера замер на лице «Стрелы», никогда ранее молодой человек не видел Оливера таким.
- Хорошо, но я должен пойти в больницу… узнать, как он.
- Только пусть сначала Фелисити возьмёт у тебя кровь. И будь осторожен.

После ухода юноши Смоук перестала стучать по клавишам. Повернувшись к Оливеру, блондинка спросила:
- Как он?
- Плохо, но, надеюсь, справится.
Девушка не знала, почему задала следующий вопрос:
- Ты сказал ему о своей маме?
Куин ответил быстро, желая сменить тему:
- Нет. Ему сейчас не до чужой боли.
Фелисити задержала взгляд на «железном» человеке чуть дольше, чем положено. Она лишь хотела поддержать его, поддержать на расстоянии, так, как умела. Но в глазах Куина вспыхнул недобрый огонь, мужчина отвернулся.
И вновь гнетущая тишина, питающаяся человеческой болью, собралась накрыть штаб, украдкой подползая к людям.
Диггл разрядил обстановку:
- У Фелисити есть идея.
- Да, - выдала Смоук серьёзно. – Я подумала о странных симптомах Роя: потере памяти, плохом самочувствии, перепадах настроения… ну, это я мягко выразилась…
- Фелисити, - устало перебил Куин.
Фел собралась и продолжила:
- Вопрос: а вдруг он не один такой в Старлинг-сити? И, действительно, за последние три недели поступило порядка 15 похожих жалоб. Конечно, с этими людьми всё намного проще, они не бросали полицейских под грузовик…ой, это было лишним… Так вот, сейчас компьютер ищет общий знаменатель.
- Хоть какая-то зацепка, - произнёс Диггл, пытаясь подбодрить друзей.
- Хорошо, пойду потренируюсь.
Уверенным движением Оливер стянул футболку и направился к турнику.
Фелисити быстро отвернулась, закрыв глаза. Она знала наизусть все его шрамы, практически не прикасаясь к ним. Ироничное и грустное обстоятельство. Смоук невидящим взглядом уставилась в монитор, вспоминая заброшенный завод, его руку в своей руке, его голову, медленно склоняющуюся к её голове.
- Ты в порядке? – голос Диггла вывел из другого измерения.
Блондинка резко выпрямилась, чуть не упав со стула.
- Я в порядке. Всё ОК. А что может быть не так… ничего, совсем ничего… и это никак не связано…
«О Боже, пора остановиться. Наверное, я очень плохой человек, раз в такой ситуации могу думать…»
- Просто у тебя что-то пищит и мигает на экране.
Смоук тщетно пыталась состроить хорошую мину при плохой игре.
- Да, я вижу, вижу… просто программе нужно закончить работу.
«Я чудовище, эгоистичное, холодное и равнодушное чудовище. Рой в беде, а пока работает программа, я могу думать только о часах, проведённых в подвале с Оливером. О, как это неоднозначно звучит даже про себя. Бред».
- Фелисити, что у тебя? – суровый голос Куина.
«И почему у него всегда получается вернуть меня на грешную Землю несколькими словами?»
Введя несколько команд, блондинка с интересом уставилась в монитор.
- Вот это да. Есть связь.
- Какая? – торопил Джон.
- Все эти люди, кроме Роя, конечно, были на консультации у директора центра «Радуга», по совместительству высококвалифицированного психолога.
Диггл почесал затылок.
- Звучит не очень приятно, сразу думаю о единорогах.
Фел резко развернулась в кресле, глаза девушки опасно блестели. Оливер насторожился.
- Сейчас всё узнаем.
Блондинка вновь повернулась к компьютеру, быстро застучав по клавишам. Но спустя минуту оптимизм Фелисити поубавился.
- Похоже, у них локальный сервер.
- Значит, придётся идти внутрь, - произнёс Диггл.
- Исходя из того, что я нашла, следует вывод: компьютер с информацией в кабинете директора. Два раза в неделю он ведёт приём, оставляя рабочее место и приглашая семейные пары в смежную комнату, в остальное время мистер Зеленгид не покидает кабинет.
- Проникнем ночью, - рассуждал Джон, но Оливер перебил его.
- Нет, так не получится.
Друзья уставились на «Стрелу», пытаясь уловить смысл сказанного. Куин пояснил, тяжело вздохнув:
- Если всё так, как мы думаем, без «Маски» здесь не обошлось. Нужно действовать крайне осторожно, не вызывая подозрений.
Фелисити поняла мысль мужчины:
- Мы должны записаться на приём. И пока одни будут отвлекать директора беседой о проблемах, другие скопируют информацию. И никто ничего не узнает.
Блондинка выжидающе посмотрела на Куина, но не смогла ничего прочитать в глазах «железного» человека.
Холодные слова нарушили тишину:
- Диггл займётся доктором, я в это время поработаю с сервером.
Улыбка Фел не предвещала ничего хорошего. И произнесённая фраза стала тому подтверждением:
- Оливер… речь о семейных парах.
Джон вздохнул с облегчением:
- Вот-вот. Вы с Фелисити будете рассказывать психологу о проблемах, а я скопирую информацию. В последнее время надоело отсиживаться в окопе.
Куин застыл посреди штаба, не в силах произнести ни слова.
- Отличный план, Джон. Когда начинаем? – девушка с улыбкой посмотрела на Оливера.
Но взгляд, полный льда и огня, с силой ударил о грешную Землю. Куин ещё не сказал ни слова, а на глазах Смоук заблестели слёзы. Спустя пару секунд грубо брошенная фраза стала подтверждением:
- Ты никуда не пойдёшь. Это ясно?
Блондинка вскочила с кресла, вплотную приблизившись к Оливеру. Голос, полный злости и отчаяния, сорвался на крик:
- И что ты сделаешь? Отправишь в Лондон? Или ещё куда подальше? Я – не твоя вещь, не твоя игрушка и не твоя собственность. Я сама решаю, что и когда мне делать. И да, я всегда уважаю твои решения, но это уже слишком.
Одинокая слеза не смогла удержаться на ресницах, упав на бледную щёку. «Железный» человек ощутил прикосновение горячей капли к своему сердцу. Переведя взгляд на Диггла, Куин отметил немой укор.
- Прости… Но я не могу… - прошептал Оливер.
Она поняла его, не дослушав окончание фразы.
- Каждый раз, когда ты уходишь… ты не думаешь, смогу ли я,.. если вдруг что-то… - голос Фелисити дрожал, она не смогла закончить предложение.
Тяжёлый, осуждающий взгляд Джона, слёзы и неистовая решимость Фелисити. Друзья поставили Оливеру ультиматум… И Куин сдался.
- Хорошо. Хотя бы скажите: на чём специализируется психолог?
Фелисити покраснела, тихо пробурчав:
- На проблемах сексуальной жизни пар на грани развода.
Оливер слабо застонал, с трудом принимая случившееся. И в этом была своя ирония.


Глава 38

Мистер и миссис Смит подъехали к центру «Радуга» на шикарном авто под управлением строгого водителя, чётким, выверенным движением открывшего дверь для дамы. Дама, она же Фелисити Смоук, стараниями Лайлы выглядела сногсшибательно, но напоминала себе дорогую шлюху. На все возражения блондинки жена Джона безапелляционно отвечала: «Так нужно», не пытаясь объяснить Фел почему. На попытки девушки воспротивиться, Оливер с нескрываемым ехидством выдал коронную фразу: «Ты сама этого хотела. Так будь добра, не срывай план на последнем этапе». И Смоук пришлось капитулировать.
Красное платье выше колен, подчёркивающее достоинства фигуры, оставляло прилично места для воображения и одновременно корректировало мужские взгляды в строго заданном направлении. Иными словами – на Фелисити пялились все. Лёгкие чёрные сапожки чуть выше колена выглядели сексуально, но не вульгарно. Чёрная сумочка и неброская, но дорогая бижутерия завершила образ, делая его идеальным.

«Идеальным для чего?» - спросила Смоук у Лайлы, заканчивая туалет двумя часами ранее.
Женщина закатила глаза, иронично ответив: «Для того, чтобы нести чушь на приёме у психолога и не быть заподозренной в чём-либо».
Фелисити кивнула, с трудом переваривая услышанное. Компьютеры, бандиты и даже психованные бывшие Оливера были ей по зубам, но подобные игры... Блондинка поёжилась, вспоминая вечер инвесторов, в грудной клетке кольнуло, в горле возник ком.
Неправильно истолковав реакцию девушки, Лайла бодро произнесла: «Ты справишься. Всё будет хорошо». Хотя, фраза оказалось совсем не лишней.

Идя по широкому коридору к обители мистера Зеленгида, Смоук пыталась отвлечься от тяжёлых мыслей, рассматривая картины на стенах и старательно избегая взгляда «железного» человека.
«Он выглядит потрясающе, - мысль коснулась сознания. Фел отогнала её, но настырная чертовка не сдавалась, - и, кажется, не замечает этого. Или ему всё равно? Всё равно, потому и не замечает. Но осознавать-то должен. Бред. Но почему, почему он так шикарен в этом чёрном костюме?»
- Надеюсь, всё закончится быстро, – проворчал Оливер.
Фел вздрогнула:
- Диг обещал прислать смс, когда справится.
Девушка не могла понять: Куин нервничал или бесился? Чем дольше она билась над этой загадкой, тем сильнее склонялась ко второму. Переступив порог роскошного кабинета, Смоук думала лишь о стильном и злом мужчине рядом, и полном провале, который их ждёт по её вине.
Устроившись в удобных креслах напротив доктора, Фел пыталась настроиться на «серьёзный» разговор, ради которого они сюда и пришли. Что творилось в голове у Куина, блондинка не знала, но, бросив очередной взгляд на «мужа», Смоук впала в ступор: рядом с ней сидел не раздражённый «железный» человек, которого вынудили участвовать в противном его натуре спектакле, а успешный миллионер, прикидывающий плюсы и минусы развода со своей благоверной.
«Кто этот мужчина? Верните мне «Стрелу».
Круглыми глазами Фел уставилась на знакомого незнакомого Куина, тот в ответ улыбнулся самой очаровательной из своих улыбок.
Мягко положив руку на колено блондинке, Оливер приторно произнёс:
- Успокойся, дорогая. Мы должны попытаться спасти наш брак.
Итак, Куин расставил приоритеты, выставив её предварительно виновной стороной, из-за которой их брак трещит по швам. И выкручивайся, милая, как хочешь. Фелисити охватило дикое желание броситься на новоявленного «мужа» и высказать в весьма грубой форме всё, что она о нём думает (и не только высказать), но разум одержал победу над эмоциями, подкреплённый целью, с какой они пришли в злополучный центр.
«Как просто он вывел меня из себя! Этого больше нельзя допустить… хотя, легко сказать».
Смоук глубоко вздохнула, сосредотачиваясь на серьёзном лице мистера Зеленгида.
«Я должна справиться, должна. Я должна доказать ему…»
Почему блондинка перешла на личные доказательства чего-то Оливеру, Фел не знала. Просто внутри отчаянно натягивались струны тоски, одиночества и невыраженной боли, месяцами скрываемой за солнечной улыбкой переставшей быть солнечной девушки.
Фелисити комфортно расположилась в кресле, закинув ногу на ногу. Лайла была права: тщательно созданный образ позволял войти в роль, стоило только расслабиться и захотеть. И Смоук захотела, захотела сильно и отчаянно, будто игра в супругов могла помочь отомстить за все обиды, причинённые красивым, чужим мужчиной, сидевшим рядом.
«Пусть это неправильно и это не совсем то, за чем мы сюда пришли… Это игра, значит, её нужно выиграть, остальное – к чертям».
Но решительность и боевой настрой Фелисити были сметены словами её «мужа».
- У нас проблемы, доктор. Серьёзные проблемы, - Куин театрально замолчал, невзначай бросил печальный взгляд на психолога, едва слышно вздохнул и продолжил, - моя жена пережила сильное потрясение, я отправил её в Лондон подлечить нервы и развеяться.
Оливер чуть наклонил голову, на лице болезненной маской отразились воспоминания о прошлом. В следующую секунду тишину разрезал волевой, хриплый голос:
- Она нашла там любовника… после этого брак начал разваливаться.
Глаза блондинки напоминали блюдца, рот был открыт, но звуки отсутствовали. Оливер повернулся к своей «жене». Во взгляде застыла боль, странно смешавшаяся с гневом и холодной иронией. Он лгал и не лгал, чувствовал и нет, играл и проживал.
Неуместный страх коснулся сердца, не души, не кожи, а именно сердца. Девушка поёжилась, осознав: Оливер, как и она, решил отомстить, за то, что было, а может, за то, чего и не было.
Двое людей, оказавшись в кабинете врача центра «Радуга», будто сорвались с цепи. И посадить их обратно могла лишь судьба или Диггл, скопировавший информацию. Но первой до парочки в сей прискорбный момент не было никакого дела, а Джон только готовился проникнуть к месту нахождения сервера.
Фелисити, наконец, закрыла рот, на пару секунд сжала губы в тонкую линию, затем выпалила, ринувшись в бой с демонами (чьи конкретно это были демоны – её или Куина – девушка не разбиралась):
- Застал с любовником, - Смоук заставила себя улыбнуться, с трудом понимая, как именно, - но, дорогой, ты забыл о нашей договорённости.
Оливер нахмурил брови, ожидая удара.
- О свободной любви, - удар пришёлся в солнечное сплетение. Почти нокаут, но Куины не привыкли валяться у ног соперника.
- Милая, ты забыла об одном небольшом пункте в этой самой договорённости – предупреждать о новых партнёрах и интрижках, - последнее слово было произнесено с презрением, от которого у Фелисити свело зубы.
- Насколько я помню, ты тоже нарушил договор, прыгнув в постель к Изобель в тот же день в том же Лондоне.
Оливер улыбнулся. Сердце Смоук сжалось, подпрыгнуло, желая выскочить, но упёрлось в грудную клетку и нехотя отступило. По крайней мере, так почувствовала Фелисити.
- Подождите, она уехала в Лондон, а вы разве поехали с ней? – вмешался доктор, пытающийся внести ясность в последовательность действий для дальнейшего анализа отношений этих двоих. Пока мужчина испытывал некую растерянность в плане выбора пути «лечения». Что-то упорно несостыковывалось у супругов, но что конкретно – врач затруднялся ответить.
- Нет, не поехал. Я отправил жену в Лондон на отдых, затем дела по работе заставили посетить этот волшебный город, - голос Оливера дрогнул, - купив цветы и бриллиантовое колье, я решил сделать ей сюрприз.
«Скотина», - чуть не закричала Смоук, поражаясь своей выдержке.
- Каковы было моё… мои чувства… - Куин порывисто произнёс, - я понимаю, что был не прав, бросившись на другую женщину, но жена нарушила условия договора, я решил поступить также. Счёт ошибок стал 1:1.
Оливер сменил позу, чуть наклонил голову и тихо произнёс:
- Поймите, доктор, она проводила время с любовником в течение нескольких недель – романтичные встречи, свидания, любовные игры, не удосужившись просто рассказать о новом мужчине в её жизни. А я всего лишь занялся сексом с партнёром по работе, практически сразу забыв об этом.
«Вдвойне скотина», - про себя решила Фелисити, а вслух ревниво выдала:
- Он обиделся. А какого было мне, когда мой муж смылся на остров и менял там подружек, как перчатки?! И спустя время эти дамочки периодически появлялись в его жизни.
Оливер медленно повернулся в сторону Фел, взгляд мужчины не предвещал ничего хорошего, но блондинка отключила тормоза, всем своим видом заявляя: «Тебе можно не договаривать и искажать детали. Так почему мне нельзя?»
Психолог откинулся на спинку кресла. Сеанс обещал быть долгим.


Глава 39

В кабинете повисло неловкое молчание. Между мистером и миссис Смит искрило так, что одно неосторожное слово могло вызвать бурю ненужных эмоций. И психолог был уверен: никакие преграды это не остановят.
Доктор Зеленгид мягко произнёс, придав своему голосу равнодушный тон, сопровождающий простую констатацию факта.
- Итак, вы оба ведёте насыщенную сексуальную жизнь на стороне.
На слове «насыщенную» Оливер стиснул зубы, а Фелисити вцепилась руками в подлокотники кресла.
Мистер Зеленгид, заметив неоднозначную реакцию пары, счёл необходимым пояснить:
- Судя по взаимным обвинениям, свободная любовь лишь повод, основная суть в обладании другим партнёром в условиях, отличных от будничных. В частности, у вас – Лондон, у мужа – остров. Как давно вы занимались сексом друг с другом, скажем, в обычной квартире в обычной кровати?
Фелисити нашлась первой:
- Я уже и не помню. Мужу постоянно нужен драйв, экстрим, адреналин. В крайнем случае, это происходит на работе, прямо на столе – он смахивает дорогие мониторы и прочую технику на пол и… ну, дальше вы понимаете.
- Нет, не понимаю, - спокойно произнёс психолог, ожидая продолжение рассказа.
Смоук казалось, что она видит дурной сон и никак не может проснуться. Ад, ад, ад и ничего, кроме ада.
Набрав полную грудь воздуха, блондинка выпалила на одном дыхании, стараясь не смотреть на Оливера.
- Иногда это бывает волшебно, но в большинстве своём мужа заботит лишь собственное удовольствие. Я в сексе - способ удовлетворить его потребности.
Фел поняла, что перегнула палку, но было поздно. Уставившись на сумочку, девушка сосредоточилась на изучении золотистого замочка. В эту минуту ей хотелось завыть или зарыдать, но приходилось думать о важности миссии.
Доктор Зеленгид истолковал её состояние иначе.
Фелисити думала, что хуже быть не может. И она, как всегда, ошиблась. Следующий вопрос психолога заставил подпрыгнуть:
- Какая из поз считается одной из самых удачных для вас?
Смоук округлила глаза, старательно формулируя вопрос:
- Кккк… каких поз?
Куин тормозил вместе с любимой:
- И что значит удачной?
Доктор глубоко вздохнул, подумав: «Как эти деревья вообще ведут сексуальную жизнь?»
Вслух пояснил:
- В какой из сексуальных поз вы получаете наибольшее наслаждение?
Лицо Фелисити ничем не отличалось по цвету от её платья.
Пришло время рулить Оливеру.
- Шестьдесят девять, - выпалил Куин, пошленько улыбнувшись.
Следующие слова говорила не блондинка, а кто-то вредненький и подленький, кто вселился в девушку на время сеанса.
- Шестьдесят девять, говоришь! Да тебя не допросишься! Постоянно норовишь быть сверху! Не принимаешь моей инициативы, не слышишь просьб, не считаешься с моим мнением. Думаешь только о себе. Ты же всё знаешь о… - Смоук запнулась, но продолжила более тихо и спокойно, - знаешь о сексуальных желаниях партнёрши.
В комнате воцарилось неловкое молчание, которое доктор вынужден был нарушить.
- Мистер Смит, это так?
Оливер сжал губы в тонкую линию, на несколько секунд закрыл глаза, затем холодно произнёс, чеканя каждое слово:
- Мистер Зеленгид, я не виноват в том, что не удовлетворяю её извращённых потребностей. Иногда мне кажется, что я просто не способен их удовлетворить.
Одинокая слеза скатилась по щеке Фелисити. Блондинка сдалась, молча уставившись на тетрадь профессора. Она не хотела говорить, не хотела слушать и больше всего она не хотела видеть Оливера Куина.
- Предварительно я могу сказать лишь одно: ваша женщина брошена, мистер Смит, а вы, миссис Смит, иногда думаете только о себе. Надеюсь, последующие сеансы помогут нам разобраться в ваших проблемах более детально и сохранить семью.
Писк мобильного телефона прозвучал слишком громко в напряжённой тишине кабинета.
Оливер вскочил, бросив доктору короткое:
- Мы напрасно сюда пришли. Это было плохой идеей.
Фелисити нашла в себе силы попрощаться:
- Спасибо, мистер Зеленгид, - в глазах девушки стояли слёзы, голос дрожал.
Когда пара ушла, психолог откинулся на спинку стула. Конечно, эти мужчина и женщина были не единственными, кто после первой консультации принимал решение не продолжать, но, смотря на город в открытое окно, доктор упорно пытался понять: почему неистовая любовь, что связывает этих двоих, не может сделать их счастливыми.
*************
Монотонное жужжание теребило сознание, навязчиво вытаскивая лежащую на больничной кровати женщину из глубин тревожного полусна-полуобморока.
Лорел слабо застонала, пошевелила рукой, медленно открыла глаза, пару раз моргнула, повернула голову, острая боль пронзила затылочную часть, заставив застонать чуть громче.
Кто-то схватил за руку со словами:
- Лорел, детка, ты очнулась! – в знакомом голосе слышались нотки облегчения.
«Странно, и почему в больницах говорят столь очевидные вещи?» - размышляла мисс Лэнс, всё ещё выныривая из тумана, окутывающего разум.
Попытка сосредоточиться на сидевшем рядом мужчине отозвалась новой волной боли в голове. Но раза с третьего у Лорел получилось: расплывчатое пятно превратилось в лицо капитана Лэнса со слезами на глазах и несмелой улыбкой.
- Папа! Не волнуйся, со мной всё хорошо, - пропищала Лорел, поражаясь своему дрожащему голосу.
- Да, девочка моя, да. Теперь всё в порядке… благодаря вот этому молодому человеку, - отец взглянул на парня, стоящего у двери в палату.
Мисс Лэнс перевела мутный взгляд на юношу.
«Стройный, симпатичный, добрый, но опасный, хотя сломленный… в прошлом», - восприятие девушки странным образом обострилось, отмечая детали, анализируя, делая выводы. Но ответа на главный вопрос Лорел так и не получила.
- Я помню, как какой-то подонок ударил меня, выхватив сумку. Я пыталась бороться, но безуспешно. Потом пустота.
Капитан Лэнс вновь улыбнулся:
- Сейчас всё хорошо, - внезапно лицо полицейского стало суровым и жёстким, в голосе появились стальные нотки, - этот подонок уже в камере, и он ответит по полной.
Лорел посмотрела в лицо незнакомца: аристократические черты лица никак не вязались с тяжёлым взглядом, в глубине которого таилась враждебность. Нет, не к ней и не к человеку, что напал на неё, а ко всему миру. Девушка поёжилась, сердца коснулся холод, едва уловимый, но опасный в стремлении уничтожить любое тепло, попадающееся ему на пути.
- Спасибо, - прохрипела мисс Лэнс, - но я вас не помню? Там… в переулке.
- Я появился чуть позже, мисс. Но напавшему на вас скрыться не удалось, - улыбка осветила лицо мужчины, но почему она показалась Лорел оскалом.
*************
Тэя набрала номер Оливера, ожидая сухого голоса автоответчика. Ожидания оправдались. Попытка узнать местонахождение брата у Фелисити не увенчалась успехом.
Утром блондинка рассказала Тэе о «похождениях» Роя. Думать о молодом человеке, ещё несколько дней назад составляющим главную часть её жизни, не хотелось.
Мисс Куин ходила по номеру отеля, и согревающее чувство защищённости, что всегда возникало в сердце девушки при виде знакомых стен, перерастало в холодное отчуждение. Номер, за многие годы ставший убежищем, превратился в банальный транзитный пункт на пути к новой жизни, не сулившей счастья, спокойствия и радости.
Тэя резко остановилась у окна, раздвинула шторы быстрым движением, так похожим на хищные манеры Малкольма Мерлина. Спустя минуту девушка достала визитку, решительно посмотрела на чёрные буквы и вызвала такси.


Глава 40

Мистер и миссис Смит покинули кабинет доктора Зеленгида в прескверном настроении. Фелисити казалось, что её мечты разбились, острыми осколками вонзившись в и без того кровоточащее сердце, причём, разбиться им помог мужчина, ради которого девушка пожертвовала многим. Идя к машине, Смоук перечисляла это многое. К глобальным потерям – нечто вроде отсутствия парня в её жизни – примешивались и мелочные, такие как, пропустила сеансы массажа, косметолога, опоздала к врачу и так далее. Список был длинным, слишком часто блондинке приходилось откладывать личные потребности на потом, помогая Куину спасать город.
Оливер же злился на весь белый свет, в особенности на обиженную девушку, идущую рядом. Из-за неё он постоянно отвлекался от своей главной миссии, копаясь в чувствах, переживая и напрасно надеясь. У «железного» человека не может быть подруги, он же железный в конце концов, а в этом металле, как известно, нет ничего живого и дышащего.
Пара подошла к Дигглу, ожидающему у машины. Ослепительно улыбаясь, мужчина протянул флеш с информацией Фелисити, но его улыбка быстро сползла при виде лиц друзей.
- Всё получилось отлично. Данные у нас, - нейтрально произнёс Джон, пытаясь разобраться в настроении Оливера и Фел. – А вы как?
- Лучше не бывает, - сквозь зубы прошипел Куин.
- Да, идеальный спектакль, - кисло заметила блондинка.
Диггл прищурился, всматриваясь в лица членов команды. Спустя несколько секунд мужчина принял решение оставить парочку наедине.
- Оливер, ты не мог бы сам сесть за руль? Мы с Лайлой договорились пообедать в ресторане через пару кварталов отсюда.
Взгляд Куина был красноречивее любых слов, но, стиснув зубы, «Стрела» протянул руку, в которую Джон вложил ключи.
Натянуто улыбнувшись, но с довольным видом Диггл направился в сторону станции метро.
Фелисити взгромоздилась на переднее сидение, в попытке пристегнуться больно ударилась о пряжку ремня безопасности, порвала колготки, зацепившись о замок своей сумки, подумала о несправедливости этого мира и тихо сопя, уставилась на дорогу.
Оливер быстро вёл машину, желая за максимально короткое время доехать до дома Смоук, высадить её и остаться в одиночестве.
Но шум мотора не мог развеять атмосферу гнетущего молчания. Напряжение в салоне усиливалось прямо пропорционально скорости автомобиля.
Наконец, Куин не выдержал:
- Это было всего лишь игрой, - почти непроизвольное выражение отчаяния, что владело мужчиной с момента, когда они набросились друг на друга с обвинениями.
- Зачем ты говоришь мне это? – сухо проронила Фелисити, отвернувшись к окну.
И «железный» человек замкнулся. Спустя секунду блондинка пожалела о своём вопросе, но слишком сильна боль, что вырвалась, на первый взгляд, ничего не значащими словами.
Резкий звук тормозов послужил сигналом освобождения для двоих. Смоук открыла дверь, порывисто встала, стремясь быстро покинуть машину, но ремень безопасности держал на совесть. Злобно рыкнув, девушка попыталась высвободиться, но чем сильнее Фелисити дёргала пряжку, тем упрямее становился кусок железа и ткани. И кто сказал, что вещи не имеют души…
В глазах Смоук заблестели слёзы. Оливер смотрел на свою девочку, упорно борющуюся с ремнём безопасности, и что-то внутри «железного» человека ломалось, что-то холодное и злое, составляющее основу прежнего Куина. Странно, как нелепая ситуация способна в одно мгновение перевернуть восприятие. Наверное, это и есть тот самый миг, к которому личность долго готовится, скрывая истинные чувства и мотивы, лишь для того, чтобы в нужный момент поступить правильно, отринув тёмную и недоверчивую часть себя. Минуту назад он хотел остаться один, а сейчас… Тень улыбки мелькнула на губах Оливера при виде отчаянных попыток Фел расстегнуть ремень. Рука Куина осторожно легла на плечо блондинки, но первая реакция оказалась жестокой: Фелисити резко дёрнулась, словно от удара. Зыбкое равновесие нарушилось, второй раз за длинный и тяжёлый день. В глазах «железного» человека отразился опасный сплав потери и сожаления. Ловким движением освободив блондинку, Оливер сухо произнёс:
- До встречи в штабе, - и приготовился нажать на педаль газа, как только дверь за девушкой закроется.
Секунда, вторая, третья… Мужчина смотрел на дорогу, желая уехать как можно быстрее, но девушка замерла у двери. Они старательно выстроили стены, прячась за них от обвинений, что швырнули друг в друга в кабинете психолога. И никто не мог назвать это игрой.
Достав из сумочки флэш, Смоук положила её на сидение со словами:
- Я сегодня не приду в штаб. Нужно собраться с мыслями. А это может понадобиться срочно. Диггл справится.
Дверь закрылась. Машина резко рванула с места, оставив в сердце Фелисити опасный сплав потери и сожаления.
*************
Оливер кидал мячики, целился в них и припечатывал к стене метко пущенными стрелами. Снова и снова, пока Диггл не появился в штабе.
- Ты в порядке? – поинтересовался Джон, всматриваясь в маску безразличия, что Куин нацепил на себя.
- В полном.
- А где Фелисити?
Оливер огрызнулся, опуская лук и стрелы на стол:
- Сегодня её не будет.
Взглянув на часы, «Стрела» нахмурил брови, заметив с долей иронии:
- Что-то вы с Лайлой быстро пообедали.
Джон тяжело вздохнул, решив обменять откровенность на откровенность:
- Я солгал.
Оливер уставился на друга тяжёлым взглядом, ожидая объяснений.
- Увидев вас у машины, я понял, что случилось нечто из ряда вон выходящее.
После этого заявления Куин пытался смотреть непонимающе равнодушно, но Джона это не обмануло.
- В общем, я решил оставить вас наедине, а сам прокатился на метро.
Оливер скорчил недовольную гримасу:
- Это было непрофессионально. И явно не к лучшему.
- Да что ты говоришь, - раздражённо проворчал Диггл, - я другого и не ожидал.
Куин на секунду закрыл глаза, пытаясь переключиться, вытравить из памяти резкое движение, момент, когда Фелисити скинула руку мужчины со своего плеча.
- Давай перейдём к делу.
Вставив флэш в компьютер, Оливер скопировал информацию.
- Да, придётся повозиться. С Фелисити было бы проще, - прокомментировал Джон.
Но «Стрела» грубо оборвал друга:
- Её здесь нет, значит, будем справляться своими силами.
- Хорошо. Только Лайле позвоню, предупрежу, что задержусь.
Быстрые шаги заставили мужчин обернуться. Рой спускался с лестницы, чему-то улыбаясь.
«Хоть у кого-то есть повод для радости», - подумал Оливер, а вслух заметил:
- Приятно видеть тебя таким.
- У меня хорошие новости: состояние полицейского стало стабильным, возможно, есть шанс… - Рой запнулся, не в силах произнести главные слова. В глазах молодого человека заблестели слёзы.
- Есть надежда. И это здорово, - поддержал Диггл, потрепав Роя по плечу.
- Чем занимаетесь? Могу помочь?
- Устраивайся поудобнее, - выдал Куин, подвигая Харперу стул, - лишняя голова не помешает. Будем анализировать данные, украденные в центре.
- А где Фелисити? – поинтересовался Рой, открывая файл.
- Будет завтра, - поспешил ответить Диггл, бросив осуждающий взгляд в сторону Оливера.

Работа продолжалась несколько часов. Усталые, но довольные полученным результатом, мужчины, наконец, собрались домой.
Звонок Лайлы застал Диггла на лестнице. Сосредоточенно слушая любимую, Джон озадаченно косился на Оливера.
- Хорошо, дорогая. Он за ней приедет.
Нажав отбой, Диггл обратился к Куину:
- Фелисити сейчас в баре с Лайлой, и ты должен её забрать и отвезти домой.
- В баре с Лайлой? Почему? – удивлённо спросил Оливер, затем рассудительно добавил, - пусть возьмёт такси.
Джон объяснил другу невозможность такого исхода событий:
- Она напилась.
- Что? – воскликнул Куин, не веря словам Диггла.
- Фелисити Смоук напилась, причём, сильно… на пару с Лайлой. Я заберу свою женщину, а ты…
Джон многозначительно замолчал, не оставляя «железному» человеку выбора.
Оливер закрыл глаза, опустил голову, коснулся рукой виска. Длинный, тяжёлый день упорно не хотел заканчиваться. Он напомнил Оливеру упрямую пряжку ремня безопасности, не желающую выпускать Фелисити из своих объятий.


Глава 41

Войдя в бар, самые плохие предчувствия Оливера оправдались: Фелисити глупо улыбалась окружающим, не в состоянии сфокусировать взгляд на ком-то конкретном, Лайла же смотрела чуть виновато, но одновременно враждебно и была на порядок трезвее Смоук.
Поприветствовав друг друга, Куин спросил жену Диггла, не скрывая иронии:
- И как вы здесь оказались? Я высадил Фелисити у её дома.
Лайла ответила Оливеру с аналогичной иронией:
- Мы приехали на такси. Знаешь, из дома до бара можно доехать на такси.
Тяжёлый вздох и враждебный взгляд «Стрелы» не предвещали ничего хорошего. Джон поспешил увести жену, но женщина успела ввернуть:
- Да, мистер Смит, накосячили вы сегодня порядочно.
Оливер злобно оскалился, дверь за парой закрылась. Куин мрачно посмотрел на Фелисити, хотя на блондинку это не произвело никакого эффекта – Смоук продолжала улыбаться окружающим. Парень за одним из столиков подмигнул в ответ, но быстро отвернулся, увидев волчий взгляд Оливера.
«Стрела» помог девушке добраться до машины, хотел усадить на заднее сидение, но Фел заупрямилась и успокоилась лишь тогда, когда Куин устроил улыбающуюся звезду рядом с собой и пристегнул ремнём безопасности.
- Помню, помню, - пьяно произнесла Фел, косясь куда-то выше головы Оливера.
Выругавшись про себя, мужчина завёл машину. Ощущение дежавю подкралось к горлу, мешая дышать. «Железный» человек, остающийся хладнокровным в ситуациях на грани жизни и смерти, с трудом сдерживал себя, чтобы не остановить авто и выскочить из него – находиться с ней рядом было невыносимо.
Оливер вцепился руками в руль, пытаясь сосредоточиться на дороге. Он понимал, что проявляет слабость, но ничего не мог с собой поделать. Присутствие Фелисити сводило с ума: её духи, волосы, улыбка, пусть пьяная и глупая, но настоящая и светлая, способная согреть заледеневшую душу.
Куин поймал себя на мысли, что впервые видит Смоук в подобном состоянии, и выглядит блондинка не отталкивающе, как большинство женщин, которых он знал в пору бурной юности, а наивно и беззащитно. И улыбка Фел напоминает улыбку ребёнка.
Бросив быстрый взгляд в сторону пассажирки, Куин вновь сосредоточился на дороге, но образ слабой Фелисити прочно обосновался в мозгу, дразня и заставляя чувствовать нечто, от чего «железный» человек бежал всю сознательную жизнь «Стрелы».
Подъехав к дому девушки, Оливер остановился, посмотрел на свою спутницу в надежде, что она уснула – ничего подобного: Смоук продолжала улыбаться, но во взгляде показались опасные нотки любопытства.
«Этот день должен когда-нибудь закончиться, просто обязан», - утешал себя Куин, обхватив Фел за талию и помогая идти.
Пара двигалась крайне медленно: ноги отказывались держать блондинку, к тому же, Смоук умудрялась находить препятствия и спотыкаться. Не выдержав, Оливер с лёгкостью подхватил девушку на руки.
Нечто вроде:
- Оу, - вырвалось у Фелисити, спустя минуту она пьяно-серьёзно произнесла, - а ради этого стоило напиться.
Куин не хотел думать «ради чего», он вообще ни о чём не хотел думать. Представив, как будет опускать Фел на ноги и запихивать в узкий лифт, мужчина предпочёл подняться по лестнице.
- Оу, - очередное восклицание. И о его значении Оливер думать не хотел.
Наконец, пара оказалась у двери. Опустив Фел и устроив её у стены, «Стрела» занялся поисками ключей в дамской сумочке.
Футляр для очков, кошелёк, платок, косметичка, телефон, планшет, записная книжка, из которой что-то выглядывало. Мужчина потянул за белый уголок, спустя секунду в руке «железного» человека оказалась его собственная фотография. Больно резануло в области сердца. Поиски ключей продолжились с удвоенной силой, вскоре увенчавшись успехом.
Куин открыл дверь, вновь подхватил Фелисити на руки, прошёл в квартиру и опустил девушку на кровать.
Стараясь не смотреть в глаза блондинке, мужчина снял с неё туфли, укрыл лёгким одеялом и, уходя, произнёс:
- Отдыхай.
Вслед раздалось тихое:
- Оливер, подожди.
«Нет, нет, нет, только не это. Не сейчас, пожалуйста».
«Железный» человек обернулся, желая, как можно быстро закончить разговор. Она больше не улыбалась, и Куину показалось, что в комнате стало темнее.
- Что-то не так? – мягко спросил мужчина.
- Нет… всё так,.. как и должно… быть, - Смоук говорила медленно, слова подбирались с трудом, требуя нечеловеческих усилий от пьяной девушки. – Всё так… потому,.. что… всё про… просто…
Оливер подошёл к блондинке, присел на край кровати, вспомнив первую ночь после больницы, когда он лежал рядом с ней, прижимая к себе хрупкое тело, успокаивая и утешая.
Боль усилилась, выносить подобное было выше сил «железного» человека. Он мягко произнёс, словно обращался к маленькому ребёнку:
- Постарайся уснуть, мы поговорим завтра, - и не важно, что завтра ничего не будет.
- Нет, - Смоук с трудом села в кровати, - я должна… ска…сказать. Всё так… по… потому,.. что… я… люб… люблю… тебя.
Последнее слово прозвучало странно, со смесью раскаяния и угрозы. Оливер замер, не в силах ответить, хотя, что он мог сказать ей… здесь и сейчас.
- Но… ты… - не унималась Фелисити, но её взгляд вдруг погас, - тебе… плевать.
В следующую секунду блондинка упала на подушку и мгновенно уснула.
Оливер подошёл к окну, закрыв глаза, коснулся лбом холодного стекла.
Раньше она не говорила о чувствах, ломая его сущность. Ломала, лёжа на больничной кровати в синяках и ссадинах, ломала, находясь в Лондоне, ломала, сидя рядом в подвале заброшенного завода, ломала, бросая обвинения в кабинете психолога… Но сейчас… одним признанием она, наконец, сломала…
«Железный» человек даже не пытался списать слова Смоук на счёт бреда пьяной девушки. Он знал правду, знал давно, но не смел признаться в этом себе. Ведь проще существовать, когда есть шанс надеяться. Как часто учат жить, если ты – не любим, а что делать, если любим?
Как жить с этим?
Она забудет, он будет помнить. И сходить с ума при стуке каблуков на лестнице, при случайно брошенном взгляде, при лёгком, ничего не значащем прикосновении.
Как жить с этим?
Оливер коснулся рукой стекла. С трудом сдерживая рвущийся наружу стон от невыносимой боли, «железный» человек лихорадочно искал выход. Он отчаянно пытался вынырнуть из омута охвативших сущность чувств. Острых, огненных и диких для холодного, безразличного металла.
Как жить с этим?
Оторвать, скрыть, погрязнуть в равнодушии? Возможно, но не забыть, никогда не забыть.
Оливер слабо застонал, признавая своё поражение. Он не сможет держать её на расстоянии, больше не сможет. Нежный, спокойный свет, излучаемый его девочкой, в один миг превратился в огонь, способный справиться с металлом. И Куин этого не заметил, пока не почувствовал капли расплавленного железа у себя на сердце.
«Мне не плевать, Фелисити, мне совсем не плевать».
Звонок сотового отвлёк Оливера от болезненных мыслей.
- Привет. Ты отвёз Фелисити домой? – голос Диггла звучал тревожно.
- Да. Я сейчас у неё. Что случилось?
- Тэя уехала, Рой нашёл записку. Мы в штабе.
- Еду, - бросил Куин и нажал отбой.
*************
Тяжёлый и длинный день плавно перешёл в ночь.
Вернувшись в штаб, Оливер застал Джона за компьютером. Харпер сидел рядом, устремив взгляд, полный тоски и одиночества, в стену.
- Вот записка, - Диггл передал Куину белый листок.
«Рой!
Я должна уехать, чтобы избавиться от боли и обрести себя.
Дай мне время, не ищи. Я вернусь, обязательно вернусь.
Передай Оливеру, что я люблю его. На прощание нет сил, пусть не судит строго.
Тэя»
«Стрела» на несколько секунд закрыл глаза, устав от постоянной боли. И уже не имело значения, чем или кем она вызвана.
- Рой, мне очень жаль.
Харпер тихо произнёс:
- Я буду в порядке. В конце концов, это малая плата за содеянное.
Диггл перебил юношу:
- Не говори так, Рой.
- Это правда, Джон, это правда.
Харпер подошёл у Куину.
- Оливер, Диггл рассказал мне о Мойре. Прими мои соболезнования.
«Стрела» устало произнёс:
- Спасибо. И извини, что не сказал сам, было много проблем.
Рой понял подтекст.
- Всё в порядке. Это ничего бы не изменило по отношению к Тэе. Я накосячил порядочно.
Оливер коснулся рукой стекла, за которым находился костюм. Его жизнь – череда событий из боли, сильной и не очень. И самое печальное – сыну некогда оплакать мать, хотя, «железный» человек по определению не должен знать вкус соли на своих губах.

Продолжение следует...
запись создана: 28.02.2015 в 15:26

@темы: моё творчество, в цель, Фелисити Смоук, Фанфики, Стрела, Оливер/Фелисити, Оливер Куин

URL
   

Yuliya

главная