Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
11:08 

Моё творчество. Фанфик "Рискни" 17+ Главы 14-17

YuliyaG
Наиболее тяжелая вещь в жизни - это понять, какой мост следует перейти, а какой сжечь.
Название: "Рискни"
Автор: Yuliya
Фандом: Революция
Автор обложки: Cudzinec
Персонажи: Монро, Чарли, Майлс, Рейчел и другие
Статус: завершён
От автора: Чарли много страдала и всё же не разучилась летать. Но в полёте легко разбиться о "мёртвое" сердце, давно забывшее, что значит "любить".
Disclaimer: Все права на персонажей принадлежат их законным владельцам, никакой материальной выгоды от создания и распространения данного материала я не получаю
Размещение: не копировать на другие ресурсы без моего согласия




Рискни



Глава 14. Вызов

Стемнело. Чарли сидела напротив Монро у одного из костров, размышляя над ситуацией в целом и своему отношению к ней в частности.
Во-первых, Мэтисон поразил авторитет, которым пользовался бывший генерал у вооружённой группы безжалостных мужчин-бойцов. Страх и уважение… в какой пропорции – девушка не знала: смешение двух чувств было сильным, превратившись в единое целое, уже не поддающееся разбивке на составляющие. Украдкой посматривая на лица, на сломанные носы и шрамы, Чарли отмечала суровые черты, закалённые жестокостью, болью и нечеловеческой способностью к выживанию.
Неожиданный порыв ветра ударил в жёлтое пламя, языки взметнулись вправо, вырвав из тьмы лицо Монро. В тусклом, переменчивом свете Мэтисон увидела глаза Себастьяна – глаза хищника, чувствующего себя комфортно в стае подобных. Девушка поёжилась, диссонанс резанул восприятие: мужчина был по-прежнему напряжён и осторожен, он полностью контролировал ситуацию, держа руку рядом с оружием, но при этом – Монро оставался поразительно спокойным. Волк, загнавший жертву в ловушку и уверенный, – ей не уйти, и горе тому, кто в этот миг станет у него на пути.
Чарли пыталась понять бывшего генерала, постичь суть его натуры, порочной и благородной одновременно. И в чём порок, а в чём благородство? Где грани поступков, определений и чувств в мире без электричества, в мире, где нет правил и законов, в мире, где правит сила, хитрость и боль?
Во-вторых, девушка не могла более отрицать тот факт, что ей понравилась защита, обеспеченная Монро, ей понравилось странное чувство принадлежности другому, но не в смысле унижения, граничащего с рабством, а в смысле – каменной стены, не разрушив которую, до неё никто не сможет добраться. Впервые она не думала о безопасности, о будущем, о последствиях. Сидя у костра, Мэтисон вдруг ощутила мгновение настоящего, здесь и сейчас, остальное – не важно. Эгоистично по отношению к себе прежней, но как просто и легко, опасно легко…
Чарли опустила потерянный взгляд под ноги, на носки своих ботинок… А что нужно ей в этом безумии и хаосе? Не Майлсу, не маме, не Аарону с Синтией и даже не самому этому миру, а именно ей – девчонке, рано познавшей смерть, потери и жестокость в самом мерзком их проявлении. Чего хочет она? Чарли задумалась, пытаясь ответить на вопрос: почему раньше не размышляла об этом? Тяжёлые шаги отвлекли от грустных дум.
- Он приглашает тебя на ужин, - сухой, хриплый голос принадлежал мужчине лет пятидесяти с многочисленными шрамами на лице. Боец обращался к Монро.
Себастьян нехотя поднялся, изображая усталость, метко швырнул в сторону Чарли грубое:
- Пошли, - и, не оборачиваясь, направился к Марку.
- О ней речи не было, - возразил собеседник.
Монро остановился, медленно обернулся, на губах Себастьяна играла чёрствая улыбка, собравшая в себе одиночество и горечь прошлых лет. Но взгляд… взгляд был иным – холодным и властным, принадлежащим кровожадному, расчётливому и жестокому генералу… и пусть у него не было армии, в данный момент это не имело никакого значения. Он, не раздумывая, убьёт каждого, кто встанет между ним и его трофеем…
Присутствующие отвернулись, сделав выбор. Чарли подошла к Монро, и в сопровождении солдата они направились к главному.

- Я так и знал, что один ты не явишься, - с улыбкой сказал Марк, предлагая Монро и Чарли занять место у его костра.
- Насколько я помню, ты не ограничивал меня в выборе, - улыбнувшись, заметил Себастьян.
Боец лукаво прищурился, с повышенным вниманием разглядывая Чарли. Девчонка заинтересовала его, не такой он видел подружку Монро. Даже не подружку, а трофей, как выразился сам Себастьян, но данный факт Марк поставил под вопрос: так не бьются за вещь, какой бы ценной она не была, здесь кроется нечто большее. Мужчине потребовалось немного времени, чтобы понять - перед ним женщина Себастьяна Монро, не трофей и не шлюха, а именно женщина. Только интересно, знал ли сам бывший генерал об этом. Да и девчонка вела себя неоднозначно: холодный взгляд говорил одно, а огонь внутри - совсем другое.
Марк слишком много дней провёл в компании одних мужчин, и это было скучно, как следствие, главный решил не отказывать себе в удовольствии поиздеваться над старым другом, попавшим в его сети, пусть и на один вечер.
- Понимаю, не ограничивал, но выбор явно не твой, - подметил Марк, находясь не так уж далеко от истины.
Монро принял игривый тон разговора, удивлённо подняв бровь, но продолжал молчать. Зато главный не унимался:
- Я помню всех твоих девиц, как случайных, так и более менее постоянных.
Внутри Чарли что-то дёрнулось… ночь вновь сыграла с девушкой злую шутку, скрыв реальность темнотой, но осветив опасным пламенем наиболее болезненные моменты для восприятия.
«Всех твоих девиц» резануло в области сердца, а слово «постоянных» вогнало в ступор. Гаденькая мысль подползла к сознательному и, дождавшись подходящего момента, нагло вылезла, представив Мэтисон перед собой любимой во всей красе: «Их было много, и неужели среди всех ни разу не попалась хотя бы одна моего типа. Какие тогда нравятся Монро?»
Подумала и покраснела. Марк будто угадал её вопрос, бросив на Чарли всего один мимолётный взгляд. Затем обратился к Себастьяну, лениво размышляя вслух:
- Тебе всегда нравились дикие, непокорные, с дьяволом внутри.
«Это про меня», - против воли отметила Мэтисон, готовая задушить себя собственноручно, представься такая возможность.
- Более зрелые.
«Мимо», - вновь выдала Чарли, не в силах сопротивляться тому, что творилось в её голове, сердце и душе. В общем, тот редкий случай, когда разум действовал со всем остальным заодно, а хозяин видел себя банальным зрителем трагикомедии собственной жизни.
Марк продолжал:
- И, разумеется, сила твоих невероятно сексуально сочеталась с нежностью, а о тонких чертах лица я промолчу.
Внутри Мэтисон всё кипело. А Монро удивлённо-ошарашенно смотрел на друга, будто видел его впервые. Наконец, бывший генерал сформулировал мысль, не блестяще, конечно:
- Если бы я не знал тебя, решил бы, что ты – псих.
Главный рассмеялся, продолжая развлекать себя умело построенной игрой.
- Я просто говорю, что у тебя хороший вкус, не более… А эта… - мужчина снисходительно взглянул на Чарли, - солдафон солдафоном.
Грамотно выдержав паузу, Марк подлил масла в огонь:
- К тому же, ни одна из твоих бывших, даже самые дешёвые шлюхи, не позволили бы обращаться с собой подобным образом. Этим они тебя и притягивали. Разве нет?
Монро обвёл взглядом присутствующих, определяя реакцию. Его не волновали чувства Чарли, бывший генерал думал лишь о том, как продержаться до конца, не совершив ошибки. Один неверный шаг и… краем глаза Монро заметил, как руки Мэтисон сжались в кулаки. Стараясь говорить небрежным тоном, мужчина спокойно произнёс:
- Во всех правилах есть исключения.
Марк ехидно улыбнулся, на этот раз измерив Чарли откровенно презрительным взглядом:
- Ну не до такой же степени.
Монро придвинулся к девушке, убив двух зайцев: в случае проблем быть как можно ближе и, разумеется, показать остальным, чья она женщина. От Марка не укрылось это движение.
- Всё меняется… А истинное разглядеть так трудно, - тихо произнёс Себастьян, поразившись себе. Слова вырвались против воли, что было несвойственно бывшему генералу.
- Да, в трофее трудно что-либо увидеть, - пронзительный взгляд главного задержался на Себастьяне чуть дольше положенного, и бывший генерал осознал игру друга. Едва заметный вздох облегчения сорвался с губ, а лукавые искры азарта отразились во взгляде.
С этого момента в игру включились двое. Монро не мог сказать, почему согласился. Осознав, что Чарли уже ничего не угрожает, ему вдруг захотелось проучить Мэтисон.
Марк продолжал напирать:
- Холодная и одновременно варёная, где ты нашёл такую?
Слова прожгли сущность обидой, гневом и странной болью, что напоминает страдания детёныша антилопы, вдруг отбившегося от стаи. Мэтисон ожидала ответа Себастьяна, но гнетущая тишина коснулась нервов, обостряя инстинкты и одновременно притупляя внимание и логику. Чарли не замечала лиц, не чувствовала эмоций, она медленно подняла взгляд на Монро и, увидев неуверенность в глазах мужчины, бросила вызов всему миру.
- Чего ты хочешь? – смелый, отчаянный выпад в сторону Марка поразил и генерала.
«Теперь я понимаю, что Басс нашёл в тебе», - подумал боец, но вслух произнёс:
- Ничего, просто ты не знаешь Монро, а я знаю. И всё никак не могу сложить два и два: почему он так защищает тебя, а ты к нему даже прикоснуться боишься. Не верю я вам ребята, ой как не верю.
Момент истины настал… Он не верит, Монро молчит, стараясь не смотреть на Мэтисон,.. похоже, он сделал всё, что мог…
«Я не знаю Монро, - внутри Чарли что-то взвыло, - да, да, да… я не знаю Монро, но и ты, скотина, его не знаешь. И я докажу тебе это…»
Чарли вскочила с места, эффектно развернувшись лицом к бывшему генералу. Спустя секунду девушка сексуально устроилась на коленях Себастьяна, прижалась к нему всем телом, и, обхватив лицо мужчины ладонями, страстно припала губами к его губам.
Больно, дико, необузданно и невыносимо…


Глава 15. Признавая реальность

Поцелуй, полный горечи… тьма и свет, идущие навстречу друг другу. Но в какой точке невыразимо длинного пути чёрное и белое схлестнутся, став единым целым, и кто выйдет победителем? На первый взгляд может показаться, что не будет тех, кто одержит победу, как и проигравших, но если смешать в равной пропорции цвета дня и ночи… Их сущности схожи… В чём измерить силу света, что всё ещё живёт в дерзкой девчонке? А силу тьмы, сковывающей мрачное сердце Себастьяна Монро?
Две души стремились навстречу друг другу наперекор всему: одна рвалась к тишине и покою, что способен подарить свет, рвалась к давно забытому ощущению свободы, не смазанному понятиями долга, власти и боли. Другая подступала к тьме, холодной и плотной, прочной стеной замуровавшей внутренний мир бывшего генерала, мир, в котором был шанс для двоих.
Губы отдалились друг от друга, разорвав тонкую связь покалеченных душ. Да и было ли это связью? Скорее самоубийством, опасным вариантом, когда одному требуется пройти все круги ада, чтобы оживить другого.
Чарли услышала глумливый смех и вопли одобрения. Стадо приветствовало воссоединение самца и самки, признавая превосходство силы. Первобытные инстинкты.
Девушка ощущала на себе мерзкие ухмылки и сальные взгляды, продолжая сидеть верхом на Монро. Похоже, шоу удалось. Осталось понять для самой себя: какие ноты удалось взять, а на каких младшая Мэтисон сфальшивила.
Медленно поднявшись, Чарли эффектно сделала шаг назад, бросила дерзкий взгляд на главного и заняла прежнее место у костра. Она старалась не смотреть на Себастьяна, не смотреть ни на кого из окружавших её мужчин, которых и нельзя было назвать таковыми. Но игра продолжалась, значит, племянница Майлса будет играть дальше, чтобы выжить. Глазами, в которых вдруг отразилась пустота, девушка уставилась на огонь.
Ответов в ярких языках пламени искал и Себастьян. Никогда Марк не видел бывшего генерала таким злым и расстроенным. После поцелуя девчонки Монро преобразился, перестав быть бывшим. Казалось, мужчина продумывал план борьбы с самым опасным врагом, которого неожиданно встретил на пути, а может, просто узнал. Только в этот раз Монро защищал не республику, а то, что от неё осталось… внутри него. Тени прошлого… на них держался скелет реального мира без электричества. А жизни до отключения Себастьян не помнил, он выжег её дотла, когда первый раз перерезал горло врагу; он выжег её, пролив кровь невинного; он выжег её… и часть себя вместе с ней.
Остаток ужина мужчины говорили о боях. Чарли не слушала, она тщательно пережёвывала куски мяса, злобно откусывая их от кости. Чтобы набраться сил, нужно есть, даже если не хочется, даже если мир рухнул, и что-то в тебе сломалось в миг, когда губы оторвались от губ.
- Пошли, - грубый голос Монро вернул в реальность.
Чарли вытерла рот рукой, молча встала и направилась вслед за Себастьяном.
- Марк выделил нам палатку, нужно перенести туда рюкзаки.
Всё же в этом мире оставались вещи, способные удивить племянницу Майлса.
- Я не понимаю.
Себастьян странно улыбнулся, тень глубокой трагедии коснулась лица.
- И не поймёшь. Просто пользуйся тем, что дают. К тому же, скоро пойдёт дождь.
Девушка удивлённо взглянула на чистое небо с россыпью ярких звёзд. Ничего не предвещало ненастья. Что ж, посмотрим.
Но не успела Чарли расстелить одеяло, как едва слышные удары о ткань палатки возвестили о начинающемся дожде.
- Этой ночью будет холодно, - в пустоту сказал Монро, устраиваясь на ночлег.
И больше ни слова. Похоже, Себастьян решил закрыть тему поцелуя, так и не открыв её. Но как Мэтисон с этим жить?
Девушку не покидало ощущение, что она находится в замкнутом пространстве рядом с волком, сытым волком, но сути это не меняло. А вскользь брошенная фраза о холодной ночи взбудоражила опасные мысли.
Была - не была. Чарли решила нырнуть в омут с головой, не в силах держать в себе случившееся. Ей необходима реакция Монро – слово, взгляд, жест, хоть что-нибудь, чтобы понять чувства человека, который готовился спокойно проспать до самого утра, когда она…
Мысли становились чётче и болезненнее, пора прыгать, и девушка прыгнула.
- То, что было… там у костра… Так надо, иначе…
Никогда в жизни Чарли не испытывала проблем с подбором слов, даже стоя под дулом пистолета в плену у Монро. Но сейчас жизнь поквиталась с Мэтисон сполна.
Себастьян смотрел на племянницу Майлса взглядом, полным злости и слепого отчаяния, будто ты тщательно рассчитал силу удара, но не можешь верно прицелиться, чтобы окончательно вывести противника из равновесия.
Чарли ощутила озноб, похоже, ночь действительно будет холодной. Собрав волю в кулак, Мэтисон пожалела, что не может также собрать жалкие обрывки сказанных фраз. Но взгляд Монро придал сил.
- Я поцеловала тебя не потому, что хотела. Я должна была это сделать, так сложилась ситуация.
- Я знаю. Ты бы никогда не поцеловала человека, виновного в смерти твоего брата и тысяч других. Ты не целуешься с монстрами, которых мечтаешь убить. Я знаю это, Шарлотта. Холодный, трезвый расчет и только. Спи, завтра тяжёлый день.
Она прыгнула в омут, но даже не погрузилась в него, больно ударившись о слой льда, толстой коркой покрывающий поверхность. Себастьян Монро умел обороняться, возводя каменные стены и замораживая мир вокруг.
Чарли… ты получила что хотела. Он всё понял, он всё знает, никаких глупых иллюзий и заблуждений на сей счёт… тогда почему по твоим холодным щекам впервые за много месяцев текут обжигающие слёзы, и тонкие пальцы даже не пытаются их смахнуть.
*************
Крики Аарона стихли минуту назад. Синтия отчаянно тормошила бесчувственное тело программиста, пытаясь вернуть его к жизни.
- Аарон! Аарон! Очнись, не бросай меня здесь, пожалуйста.
Липкий страх проник под кожу, заставляя сердце стучать в ушах, но находиться где-то в районе желудка. Девушка оглянулась по сторонам. Обшарпанные стены старого помещения при свете свечи выглядели устрашающе. Казалось, ещё пара секунд, и они оживут, начнут движение - сантиметр за сантиметром, пока не сомкнуться, сдавив хрупкое тело.
Решение пришло неожиданно: недолго думая, Синтия влепила мужчине пощёчину, вложив в действие все силы, на которые была способна. Эффект не заставил себя долго ждать. Программист слабо застонал, медленно открыл глаза, ошарашено посмотрел по сторонам, пытаясь сфокусировать взгляд на девушке. Получилось, хотя и не с первого раза.
- Ты напугал меня, - взволнованно прошептала Синтия, как будто их могли услышать.
- Что случилось? – пролепетал программист, с трудом приняв сидячее положение.
- Ты долго смотрел в пустоту, затем, обхватив голову руками, с криками повалился на пол. Через некоторое время затих… И вот пришёл в себя.
Аарон посмотрел на свою любимую долгим, пристальным взглядом, словно видел впервые. Осторожно провёл рукой по щеке, поморщившись.
- Я очнулся сам?
- Нет, - Синтия виновато опустила глаза, - я дала тебе пощёчину.
Программист тряхнул головой и взвыл от боли.
- Прости, но я не знала что делать.
- Всё… всё хорошо.
Девушка смотрела на мужчину, пытаясь уловить нестыковки в его движениях, словах и взгляде. Вроде всё обычно, но одновременно что-то не так. Аарон до обморока и Аарон после – два разных человека.
Синтия не знала, как начать разговор, но тихий голос Питтмана нарушил затянувшееся молчание.
- Я понял, почему мы должны были остаться здесь. Много лет назад я посещал это место – одна из лабораторий. Я связан с ними, Синтия, связан с нанитами… и намного сильнее, чем думал раньше… именно здесь всё и началось…
- Что началось? – встревожено прошептала женщина.
- Долго объяснять, да ты и не поймёшь, только Рейчел сможет понять.
- Что понять? – не унималась Синтия.
Аарон посмотрел на девушку взглядом душевнобольного человека, который вдруг обрёл веру, недоступную другим. Внутри женщины всё сжалось.
- Я знаю ответы… теперь знаю.


Глава 16. Грань

Прошёл час. Чарли лежала на боку, смотря в темноту, слушая дождь и безуспешно пытаясь заснуть. Судя по ровному дыханию Монро, мужчина отключился быстро.
Мэтисон больше не плакала, в натуре сильной, замкнутой девушки не было места долгим эмоциям в сопровождении слёз. Разум весьма оперативно брал верх над чувствами, но последние не сдавались – им ничего не мешало измываться над одинокой раненой душой.
Последние слова бывшего генерала всё расставили по местам, и нигде ничто ни с кем не пересекалось, логика отношений между мужчиной и женщиной весьма прозрачна и понятна. Так почему так сильно болит в груди,.. там, где находится орган, перекачивающий кровь? Почему боль из моральной каждый раз переходит в физическую при воспоминании об обычных словах, которые она хотела услышать? Монро дал требуемое, но было ли это требуемое желаемым?
Чарли запуталась, окончательно и бесповоротно. Сердце и разум спорили, каждый приводя весомые доводы, но вскоре их голоса превратились в крики, разрывающие сущность изнутри. Опасные мысли с каждой минутой глубже проникали в сознание, цепляясь за образы прошлого.
«Монро и Майлс… почти братья, безумно похожи, и вместе они создавали...», - одна часть Чарли пыталась поставить блок на анализ совместной деятельности мужчин, которой грозил представить неутешительные результаты. Но другая хотела понять, узнать правду, докопаться до причины, перевернувшей внутренний мир.
«Они вместе создавали Республику, Майлс учил Монро всему, что знал сам…», - Мэтисон тяжело вздохнула, признавая реальность.
«А когда они разрабатывали планы операций… - в памяти всплыло улыбающееся лицо Монро и одобряющий взгляд Майлса, - они представляли единое целое, слаженный, чёткий механизм. Они – родственные души… И Майлс любит Рейчел, мама отвечает взаимностью,.. а сколько крови на их руках…»
При этой мысли девушка закрыла глаза, память окунула в поцелуй с Монро у костра, откровение оказалось болезненным и жестоким. Может потому, что шло изнутри, как истина, хорошо замаскированная, но всегда присутствующая. А может, от зеркального отражения отношений матери и дочери. Чарли не знала, да это и не имело смысла. Мэтисон коснулась пальцами губ, машинально, не задумываясь.
В этот миг Себастьян пошевелился, девушка поймала себя на том, что на несколько секунд задержала дыхание. Сердце вдруг забилось сильнее. Племянница Майлса попыталась успокоиться, злясь на себя. Похоже, тело, независимо от желания хозяйки, отслеживало изменения, происходящие с бывшим генералом, и активно на них реагировало.
Внезапно в горле запершило, Чарли сморщилась и громко чихнула. В следующую секунду замерла, ожидая реакции Монро, будто боялась быть пойманной с поличным за чем-то постыдным.
- Ты здорова? - спокойно спросил Себастьян, но его голос прозвучал для Мэтисон громом среди ясного неба.
- Почему ты не спишь? - ничего более умного сказать не получилось. В интонации выплеснулась обида, которую не получилось взять под контроль.
- Ты громко чихаешь. Уверен, половина лагеря проснулась, - объяснил Себастьян. Чарли не смогла уловить: присутствовал ли в его голосе элемент сарказма или нет.
- Сегодня холодная ночь, – буркнула девушка.
Мэтисон разрывалась на части от противоречивых желаний: с одной стороны, ей хотелось закончить разговор, с другой, продолжать, причиняя мужчине боль, ещё и ещё, пока самой не станет легче… Но такого не бывает.
- Одеяло дать?
- Нет, - слишком быстрое и резкое слово, в ответ на которое организм восстал, мелкой дрожью заявляя о своём плачевном состоянии.
Бывший генерал промолчал, но Чарли ощутила кожей его тяжёлый, пронзительный взгляд.

Прошёл час. Попытки согреться под тонким одеялом не увенчались успехом. Чарли усердно старалась не дрожать, проклиная Марка всеми словами, которые только знала: палатка находилась слишком далеко от костра.
Она чувствовала себя измотанной, выжатой, но разум и тело упорно не хотели погружаться в сон, как будто держались, собирая последние силы, но не знали причину – зачем?
- Перестань стучать зубами. Спать невозможно, - выдал Монро.
Затем встал, тяжело вздохнув, взял одеяло, подошёл к Мэтисон и осторожно укрыл её, случайно коснувшись руки. Девушка ощутила, как Себастьян напрягся. Мужская ладонь легла ей на лоб.
- Тебе холодно?
- Да, очень, - ответила Чарли, не в силах отрицать очевидное, но и удивившись вопросу.
- Ты вся горишь, - объяснил Монро, сухо добавив, - нужно выпить.
Девушка хотела возразить, но энергия, исходящая от бывшего генерала, решительная и горячая, подчинила себе, заставив промолчать. Чарли вдруг остро и болезненно ощутила присутствие Себастьяна, несмотря на кромешную тьму, окружавшую двоих.
Достав из рюкзака флягу, мужчина бережно усадил Мэтисон и, придерживая за плечи, помог сделать несколько глотков. Спустя минуту знакомое тепло разлилось по телу, слабость всё ещё ощущалась, но стало легче. Внезапно навалилась нечеловеческая усталость, близость Монро действовала успокаивающе, думать ни о чём не хотелось. Тело Себастьяна, сидящего рядом, было горячим и сильным… Чарли не заметила, как провалилась в тяжёлый сон.
Монро согревал племянницу Майлса, осторожно прижимая к себе. Он старался не думать и не чувствовать, он просто помогал девчонке прийти в себя, чтобы завтра отправиться в путь. Чарли бросало то в жар, то в холод. Бывший генерал и раньше сталкивался с подобным: долгая дорога, холод и стресс. И ничего более… абсолютно ничего.

Мэтисон тяжело дышала, пытаясь вырваться из лап кошмара, в котором Рейчел выступала в роли судьи, приговорившего миллионы людей к смерти, а Майлс приводил приговор в исполнение. Рядом с ними стоял Монро, холодный и безжалостный, не желающий идти на компромисс. Таким она встретила его, таким увидела впервые. Властным взглядом Себастьян смотрел на руины уничтоженных войной городов, на лица, искажённые болью, на сломанные судьбы…
Острое желание привлечь внимание генерала охватило девушку. С губ сорвался тихий стон:
- Себастьян…
Монро обернулся, в глазах отразились тоска и обречённость. Чарли почувствовала едва заметную рябь на поверхности его души, словно от камня, потревожившего тёмный пруд, пошли круги. Стремясь приблизиться, пусть и во сне, Мэтисон прошептала:
- Ты изменился, я знаю.
Генерал с глубокой печалью посмотрел на Майлса и Рейчел. Тёмно-багряная кровь появилась на Земле, разделяя мир на две части. Монро предстояло сделать выбор. Рука девушки потянулась к мужчине, и Себастьян шагнул навстречу Чарли. А Майлс всё кричал и кричал, не желая отпускать того, кто потерял себя, находясь рядом с другом.
- Шарлотта, проснись, - голос звучал нежно и настойчиво, отбирая надежду и возвращая в реальность.
Мэтисон медленно открыла глаза. Несколько секунд ушло на попытку понять происходящее. Изящная рука потянулась к Монро, осторожно коснулась лица мужчины. Она ещё не осознала или... Тонкие пальцы замерли на губах бывшего генерала.
Волевой и сильный Себастьян Монро был загнан в ловушку. Довольно грубо встряхнув Мэтисон, мужчина холодно произнёс:
- Чарли, проснись, - слабая попытка отмотать события назад, давая шанс. Воспользуется ли ей племянница Майлса?
Никогда раньше Монро не испытывал такую ненависть к темноте, как сейчас.
Чарли резко села, отпрянув от Себастьяна. Невозможность видеть её глаза сводила с ума.
Быстро поднявшись на ноги, Монро отодвинул полог палатки, впустив тонкую полоску лунного света. Дождь прекратился. Бывший генерал собирался выйти, но, обернувшись, враждебно произнёс:
- Шарлотта, никогда больше так не делай.
Зверь покинул клетку, но чувство свободы не опьянило, наоборот, Монро хотелось выть на луну, как одинокому волку, навсегда потерявшему покой. Горячая боль в груди потекла лавиной, прожигая броню льда и стали, что превратила сердце, когда-то умеющее любить, в беспрекословно повинующийся комок плоти. Но закованный пленник восстал, ощутив манящий зов воли, пробудившийся от прикосновения тёплых пальцев к холодным губам.


Глава 17. Точки над i

Ранним утром Монро и Мэтисон покинули лагерь, сухо попрощавшись с хозяином. Смотря вслед бывшему генералу и его спутнице, Марк лениво прищурился, принимая мир таким, какой он есть. Ночь в палатке изменило многое для этих двоих, и как прежде уже не будет, но право выбора есть у каждого.

Себастьян стремительно продвигался по лесу, прилагая все силы, чтобы прибыть к месту встречи до темноты. Должно быть, Рейчел и Майлс уже там, возможно, и Аарон с Синтией тоже.
Противоречивые чувства, терзавшие бывшего генерала после так называемой ночи с Чарли, обострились, заставив сделать выбор и забыть навсегда. И как несколько часов, проведённых с племянницей Майлса в одной палатке, смогли стать значительнее и важнее всех ночей с другими женщинами, что встречались на пути Монро? Как нежные пальцы юной девчонки, коснувшиеся лица, разрушили броню, которую даже не смогли почувствовать десятки других губ и рук? Мужчина не знал ответов на эти вопросы, он просто хотел как можно быстрее добраться до города, оставить Чарли на попечение матери и отправиться своей дорогой, перелистнув очередную печальную страницу своей жизни. Если всё сложится, сегодня вечером Монро выпьет в одиночестве в каком-нибудь придорожном баре, снимет девчонку и проведёт с ней ночь, забыв о чужих пальцах на губах.
Бывший генерал слышал уверенные шаги Мэтисон за спиной, размышляя о молчании Чарли. Хорошо, что племянница Майлса не поднимала неприятную тему, реши она иначе - о последствиях Себастьяну думать не хотелось.
- Давай отдохнём, - вдруг предложила девушка.
Не останавливаясь, Монро холодно произнёс:
- Нам нужно добраться до темноты. Отдохнёшь, как придём в город.
Шаги Чарли стихли. Себастьян застонал про себя, обернулся и увидел Мэтисон, удобно устроившуюся на поваленном дереве.
Усмехнувшись одними губами, мужчина ехидно спросил:
- И это надолго?
Чарли внимательно посмотрела на бывшего генерала, в очередной раз против воли отмечая мужественные черты лица, красивый изгиб губ и глаза, в глубине которых таились тьма и одиночество. После случившего ночью Чарли не смогла остаться прежней. Слишком часто она убегала, стараясь забыть, слишком часто ставила интересы других выше собственных, слишком часто жила чужой жизнью, идя к общей цели, которую никто не мог чётко сформулировать. Постоянная дорога в никуда с короткими привалами в объятиях случайных мужчин.
Смотря в глаза Себастьяна, Чарли не смогла точно определить, чего хочет, но чего не хочет – девушка знала точно. Она не хотела оставить тяжёлую, откровенную ночь незавершённой. Она не хотела сожалеть о несделанном, когда их дороги разойдутся.
Внутри юной Мэтисон боролись противоречивые силы, подстёгиваемые отчаянным криком раненого сердца, криком о том, что сегодня она видит генерала в последний раз.
И пусть в будущем девушку не ждёт ничего хорошего, память должна сохранить последний день, в котором будут расставлены все точки над i, какими бы болезненными они не были.
- Почему ты бежишь от меня?
Вопрос застал мужчину врасплох. Закрытая тема таковой не являлась, как следствие, страхи Себастьяна выползли наружу, но расчётливый ум не собирался отдавать своего хозяина на милость победительнице.
Монро улыбнулся, напомнив Чарли их первую встречу. Он знал это, и знала она. Два человека, закованных в стальную броню, бросились навстречу друг другу.
- Чего ты хочешь, Шарлотта?
Имя «Шарлотта» больно кольнуло в области сердца. Мэтисон сжала губы в тонкую линию, приготовившись к обороне. Себастьян продолжал:
- Откровенности, бурных выяснений отношений, признаний, - улыбнувшись самому себе, мужчина посмотрел на девушку холодным, снисходительным взглядом, - а может, обычного секса, какой периодически бывает с барменами? Ты упустила такую возможность, да, девочка?
Злость захлестнула Чарли, она ожидала чего угодно, но только не этого. Два шага, и Мэтисон оказалась в опасной близости от бывшего генерала, занеся руку для удара, но сильная рука мужчины грубо схватила за запястье, вызвав боль и бессилие.
- Чарли, Чарли, как же легко тебя вывести из себя.
Племянница Майлса издала звук, похожий на рык зверя, загнанного в ловушку, но готового выбраться любой ценой. Искры восхищения мелькнули в глазах Монро, он по-прежнему держал руку Мэтисон, не в силах отпустить, не в силах оторваться от этой девчонки и… не в силах бороться дальше. Опытный, умный и коварный генерал переиграл самого себя… И сейчас, смотря в лицо своей Шарлотты, он чувствовал падение грозного монстра, чувствовал куски брони, один за другим откалывающиеся от кровоточащего сердца, чувствовал поражение той части себя, что отвечала за смерть, боль и разрушение.
И Чарли знала… Внутри девушки что-то щёлкнуло, в один миг зверь покинул озлобленную сущность. Свободной рукой Мэтисон дотронулась до лица бывшего генерала, нежно провела по щеке, тёплыми пальцами коснулась губ. Монро дёрнулся, словно от удара.
- Не надо, Шарлотта, не надо… - печально улыбнувшись кому-то внутри себя, Себастьян тихо добавил, - пора перестать звать тебя так, достаточно будет Чарли.
- Почему? – не унималась девушка, не отрывая руку от его лица.
- Каждый раз, произнося «Шарлотта», я становлюсь на шаг ближе, а это не допустимо.
- Почему?
- Потому, что я сломаю тебя, - слова прозвучали горько и обречённо. Монро похоронил своё сердце заживо.
В глазах девчонки зажегся недобрый огонь, напомнивший бывшему генералу свой собственный, горевший несколько дней назад.
С губ Чарли сорвалось уверенное и вызывающее:
- Рискни, - расставившее все точки над i.
Его губы склонились к её губам, жестоко замерев в сантиметре. Двое чувствовали дыхание друг друга. Девушка закрыла глаза в ожидании поцелуя.
Расчётливое и грубое:
- Нам пора, - швырнуло на грешную Землю, заставив остро почувствовать дикое, звериное одиночество.
*************
- Я знаю, что делать дальше. Нужно только встретиться с Рейчел и Майлсом, - Аарон повторял эти слова, будто скороговорку, заставляя Синтию нервничать.
Сначала девушка старалась понять хоть что-то, но на все её вопросы программист отвечал уклончиво, а порой и грубо. Спустя два часа бессмысленных попыток Синтия замолчала, послушно шагая за Аароном в сторону города.
Будущее с новым человеком, каким стал Питтман, не внушало доверия, если не сказать больше. Неизвестность с неизбежностью сплелись в тугой узел, пугая перспективами.
- Главное, не подпускать к ним Монро, - вдруг выдал программист, остановившись посреди дороги.
- Почему?
Мужчина прижал палец к губам, опасливо озираясь по сторонам.
- Тихо, они могут услышать. Бывший генерал не из тех, кто должен находится рядом с ними. Он способен противостоять.
Глаза Синтии округлились. Похоже, Питтман специально дозировал информацию для создания эффекта «хрен поймёшь, ты в тупике».
- Но как ты планируешь от него избавиться? – вкрадчиво спросила девушка, удивляясь самой себе и молясь, чтобы бывший генерал никогда их не покинул.
- Посмотрим. Мы почти пришли.
«Аарон, что они с тобой сделали? Остаётся надеяться на Рейчел».
Спустя час Синтия и Питтман встретились с Рейчел и Майлсом, осталось дождаться Чарли и Монро.
Старшая Мэтисон и программист ненадолго уединились, после чего лицо Рейчел стало каменным.
Подойдя к Майлсу, мать Чарли едва слышно прошептала:
- Кажется, мы попали. Нельзя отпускать Монро ни в коем случае.
Мужчина удивлённо посмотрел на женщину, пытаясь понять происходящее.
- Объяснять долго, скажу одно – наниты завладели Аароном, и они жутко боятся Монро, - Рейчел кисло улыбнулась, - никогда не думала, что скажу такое, но он нам нужен. Сначала поймём, как всё это работает, затем вытащим Питтмана из-под их влияния.
Майлс устало вздохнул, облокотившись о дверной косяк.
- И всё это на фоне парочки предателей Невиллей.
- А кто сказал, что будет легко? – наигранно серьёзно произнесла женщина, в её выразительных глазах Майлс увидел озорные огоньки. Такой он любил избранницу брата. Жестокая жизнь, ломающая людей в стальных капканах чувств, что идут из глубин необузданных сердец.
Мэтисон внимательно посмотрел на свою женщину, в данную минуту решающую сложную головоломку. Напряжение проступило в виде складок на лбу, вырвавшись в удар рукой об стол.
- Что тебя мучает?
Рейчел фыркнула.
- Монро, меня мучает Себастьян Монро, который странным образом связан с нашей семьёй и с нанитами. Они его боятся. Бред.
- Почему?
Пришло время удивляться Рейчел.
- Майлс, кто Монро, а кто Аарон? Какое дело нанитам до твоего бывшего генерала? Мы – учёные…
Мэтисон не дал женщине договорить:
- А мы, значит, тупые солдаты, грубая физическая сила, оружие в ваших руках. Так?
- Нет, нет, я не это имела в виду, - оправдывалась мать Чарли, почувствовав угрызения совести.
- Именно это, Рейчел, именно это. Только ты не думала, что дело здесь не в складе ума или способностях, а в силе воли, характере и умении добиваться цели?
После этих слов Майлс вышел из комнаты, оставив старшую Мэтисон наедине со своими демонами.
*************
- Почти пришли, - произнёс Монро, передав Чарли бинокль, - на том заброшенном заводе нас ждут остальные.
Девушка молча посмотрела на полуразрушенное здание, вернула бинокль Себастьяну и уверенным шагом направилась на встречу с друзьями.
Пятьсот метров до расставания, пятьсот метров до начала нового пути, пятьсот метров до жизни без него.
Бывший генерал шёл впереди, Чарли старалась не смотреть на него, безуспешно пытаясь сосредоточиться на дальнейших планах. Звук справа отвлёк девушку от печальных мыслей. В следующий миг Мэтисон всё решила за двоих, увидев дуло пистолета, блеснувшее в лучах заходящего солнца и нацеленное на Монро. Чарли бросилась на Себастьяна, повалив его на землю, острая боль в плече заставила застонать.
Майлс, наблюдавший в бинокль за другом и племянницей, идущими к ним на встречу, спустя пару секунд «снял» стрелка. Похоже, это был одинокий охотник.
- Ты в порядке? – Чарли открыла глаза, увидев над собой перекошенное от страха лицо Монро.
- Да, всего лишь царапина.
- Похоже, Майлс уже на месте. Только он умеет стрелять так метко, - Себастьян тяжело дышал, гнев, застывший в глубине пронзительного взгляда, давил на Чарли, заставляя девушку оправдываться.
- Он целился в тебя, хотел убить.
- И ты предпочла рискнуть собой. Ты с ума сошла? Шарлотта… - имя вырвалось против воли, бывший генерал тяжело вздохнул, - Чарли, что с тобой происходит?
Ответ мужчина прочёл в её глазах.
- Нет, нет, нет… ты не должна была…
Девушка резко села, поморщившись от боли, но сейчас это не имело значения. Обида и ощущение близкой потери правили сущностью.
- Что я не должна была? Влюбляться в тебя? Да? – голос сорвался на крик. Мэтисон чувствовала себя уязвимой, но не открывшись монстру, ты никогда не сможешь подпустить его к себе. – Знал бы ты, как я противилась этому, как боролась… но я рискнула, слышишь, рискнула… в отличие от тебя, а ты просто струсил…
Продолжить Чарли не смогла. Бастионы рухнули… Грубый, неистовый поцелуй Монро заставил замолчать. Невыраженные чувства, сдерживаемые слишком долго, вырвались на поверхность, швырнув мужчину и женщину в глубокий омут… чёрное смешалось с белым, тьма и свет стали одним… рождённым заново для того, чтобы вести двоих.
Спустя минуту Чарли уткнулась лбом в шею Монро, с губ сорвалось едва слышное:
- Ты не уйдёшь? Да?
Она напомнила бывшему генералу обычную девчонку, ищущую защиты в крепких объятиях сильного мужчины. Незнакомое тёплое чувство коснулось сердца, а может, просто давно забытое…
- Нет, не уйду. Я рискну остаться рядом с тобой, Шарлотта… моя Шарлотта.

Рейчел застыла с биноклем в руках, не в силах прокомментировать увиденное. Мэтисон хватило лишь на риторический вопрос:
- Что они делают?
- Целуются, - покорно произнёс Майлс, адекватно оценив происходящее и смирившись с неизбежностью, ведь Чарли была слишком похожа на свою мать.
- Я убью его.
- Ага, только кто-то час назад говорил о важности и нужности Монро.
Рейчел рыкнула, задохнувшись от нахлынувших чувств.
- Я поговорю с Чарли, я заставлю…
Майлс не стал слушать до конца, осторожно перебив:
- Ага, заставишь… Что ж, рискни.
После этих слов женщина обречённо опустила голову, поражаясь иронии судьбы, что проецирует поступки матерей на их детей.
- Почему, Майлс, почему?
- Может, по той же причине, по которой наниты боятся Монро, твоя дочь любит его.
Рейчел не хотела сдаваться, хотя внутри женщины что-то сломалось и догорало, оставляя серый, горячий пепел.
- Этого не должно было случиться. Только не это.
- Рейчел, оглянись вокруг. Ничего из того, что нас окружает не должно было случиться. Но мы здесь, на осколках рухнувшего мира… рискуем любить.
Старшая Мэтисон молча подошла с Майлсу, прижалась к его груди, обретя покой в крепких объятиях сильного мужчины.
Они вместе и рискуют любить, остальное не имеет значения. Завтра наступит новый день с новыми проблемами и целями, но это уже другая история.

запись создана: 03.09.2014 в 13:39

@темы: фанфики, рискни, Чарли/Монро, Чарли Мэтисон, Себастьян Монро, Рейчел, Революция, Моё творчество, Майлс Мэтисон

URL
Комментарии
2014-09-05 в 17:29 

LinaBo
Мысль только тогда мысль, когда её головою думают
Ты как-то упорно не замечаешь мои комментарии на фб, я решила и здесь отписаться.
Эта ситуация с Марком... она мне претит - своей атмосферой животного мира, даже звериного. В сериале как-то мимолётом проходили эту тему, хотя и затрагивали, и мне это нравилось, а здесь... С одной стороны - развитие отношений героев, которого бы не было, если бы не этот мощный толчёк, они ведь бараны ещё те, с другой - сильное отторжение, исходящее от моего я. Такое противоречие положительных ощущений от вызванных главой эмоций и отрицательных от описываемых событий. Ну не всё коту масленица)
Что ещё. Чарли - мне кажется, ты уловила волну, на которой она частенько действовала во втором сезоне, этакий крутой орешек, который хочется казаться хладнокровным существом, готовым на всё ради победы, а на самом деле просто по-другому уже жить боится, потому что больно. Мне, честно, очень не по душе такая Чарли, и её выпад считаю ООСом.
А у Монро, мне кажется, внутри обязательно зашевелиться червячок, что смысл этого был не в том, чтобы его поцеловать, а в том, чтобы показать, что она не солдафон. Ну в этом смысл, конечно, и был, и он это понимает... поймёт, но на червячке я настаиваю))

2014-09-06 в 04:57 

YuliyaG
Наиболее тяжелая вещь в жизни - это понять, какой мост следует перейти, а какой сжечь.
Ты как-то упорно не замечаешь мои комментарии на фб, я решила и здесь отписаться.
Надеюсь, ты это не серьёзно. Отвечать на твои отзывы на "отвали" я считаю неправильным, а для другого отношения мне нужен полностью свободный вечер или суббота. И вот она наступила. Я выспалась, позавтракала и села за компьютер)

С одной стороны - развитие отношений героев, которого бы не было, если бы не этот мощный толчёк, они ведь бараны ещё те, с другой - сильное отторжение, исходящее от моего я. Такое противоречие положительных ощущений от вызванных главой эмоций и отрицательных от описываемых событий. Ну не всё коту масленица)
Я - автор, ты - читатель, и у каждого из нас собственное видение. И твоему я ничуть не удивлена, ситуация неоднозначная, привлечены силы, реакция на которые простой быть не может по умолчанию. Уверена, не у тебя одной атмосфера лагеря Марка вызывает такие чувства. Но я их вижу другими, именно вижу, так как описываю картины, находящиеся перед глазами. Конечно, они созданы мной, но посредством не одной ступени восприятия образов героев, их характеров, поступков и окружающего мира.

Мне, честно, очень не по душе такая Чарли, и её выпад считаю ООСом.
Здесь я с тобой согласиться не могу. Это та самая Чарли, создаваемая сценаристами в течение двух сезонов. Плюс она попала в ситуацию, которой в сериале не было. И я тонко чувствую, как бы повела себя Шарлотта. Инстинкт самосохранения в Мэтисон сильнее всех остальных, и этого пока что ничто не в силах изменить. Возможно, я создам цепь событий, способную изменить кое-что в Чарли, но говорить о подобном пока ещё рано.

А у Монро, мне кажется, внутри обязательно зашевелиться червячок, что смысл этого был не в том, чтобы его поцеловать, а в том, чтобы показать, что она не солдафон. Ну в этом смысл, конечно, и был, и он это понимает... поймёт, но на червячке я настаиваю))
Пока ничего не могу сказать, я не погружалась в чувства Монро, старательно обходя их. Повторю, Чарли сделала это из инстинкта самосохранения, остальное пошло прицепом.
Скажу откровенно, хотя я и погружаюсь в историю во время написания каждой главы, но душа трепещет уже не так, как раньше. Сейчас я хладнокровный аналитик, знающий как должно быть, чтобы не нарушить аутентичности истории. Может, грустно, но факт.
Василина, огромное спасибо за отзыв)

URL
2014-09-09 в 15:40 

LinaBo
Мысль только тогда мысль, когда её головою думают
Надеюсь, ты это не серьёзно. Отвечать на твои отзывы на "отвали" я считаю неправильным, а для другого отношения мне нужен полностью свободный вечер или суббота. И вот она наступила. Я выспалась, позавтракала и села за компьютер)
Просто прода в ленте обновлений на фб у меня появилась, а твоего коммента нет, подумала, вдруг ты не заметила. А мне вот в этот раз именно с выходными не повезло, вышла нормально в сеть только сейчас.

Это та самая Чарли, создаваемая сценаристами в течение двух сезонов.
А мне наоборот кажется, что это та девушка, которую показали во втором сезоне, но с первосезонной Чарли у неё слишком много оборванных связей. Для меня главное отличие - цинизм и равнодушие, очень явно в ней проявившиеся. В первом она стойко переносила все испытания и пусть со страхом, но и с силой смотрела прямо в лицо противнику, а во втором её стало всё равно, часто на её лице я видела пренебрежение и равнодушие.

Инстинкт самосохранения в Мэтисон сильнее всех остальных, и этого пока что ничто не в силах изменить.
Всегда считала, что с этим инстинктом у неё проблемы, как и у мамы. Что-то их хранит, однозначно, но что это были они сами, я не увидела.

Скажу откровенно, хотя я и погружаюсь в историю во время написания каждой главы, но душа трепещет уже не так, как раньше.
Понимаю. Сложно отдавать частичку себя, не ощущая отдачу и прежних эмоций от сериала.

2014-09-13 в 05:30 

YuliyaG
Наиболее тяжелая вещь в жизни - это понять, какой мост следует перейти, а какой сжечь.
А мне вот в этот раз именно с выходными не повезло, вышла нормально в сеть только сейчас.
Эх, во всём виновата реальность)))

В первом она стойко переносила все испытания и пусть со страхом, но и с силой смотрела прямо в лицо противнику, а во втором её стало всё равно, часто на её лице я видела пренебрежение и равнодушие.
Я говорила как-то: флэшбэков не хватает)

Всегда считала, что с этим инстинктом у неё проблемы, как и у мамы. Что-то их хранит, однозначно, но что это были они сами, я не увидела.
Похоже, эту сторону в сериале мы видим по-разному. Ну, на то мы и люди с индивидуальным восприятием.

Понимаю. Сложно отдавать частичку себя, не ощущая отдачу и прежних эмоций от сериала.
Да, сериал перестал тревожить душу. Если не закончу скоро, то начнётся насилие над личностью)

URL
2014-09-18 в 08:12 

LinaBo
Мысль только тогда мысль, когда её головою думают
Я говорила как-то: флэшбэков не хватает)
Вот кстати да. Я не всегда рада флешбекам, потому что когда, например, в третьем сезоне показывают события "за кадром" первого - это почти всегда не гуд, атмосфера сериала уже поменялась, и зачастую такое только портит моё впечатление. А ход, когда, можно сказать, параллельно рассказывают две истории, как в первом сезоне Революции, это интересно, главное, чтобы сценаристы не забывали то, что написали в прошлых сезонах)

Да, сериал перестал тревожить душу. Если не закончу скоро, то начнётся насилие над личностью)
Не надо насиловать себя, это к хорошему не приводит. Лучше заканчивай и начинай новую историю...

2014-09-20 в 07:20 

YuliyaG
Наиболее тяжелая вещь в жизни - это понять, какой мост следует перейти, а какой сжечь.
главное, чтобы сценаристы не забывали то, что написали в прошлых сезонах)
О, это очень актуально)))

Лучше заканчивай и начинай новую историю...
Думаю, по Революции последней был "Один процент", закончу "Рискни".... и всё.

URL
2014-09-20 в 08:39 

LinaBo
Мысль только тогда мысль, когда её головою думают
Думаю, по Революции последней был "Один процент", закончу "Рискни".... и всё.
Конечно, мне как читателю очень жаль потерять такого автора, как ты, в фандоме, и всё же Революция свела нас, но понимаю тебя. Впрочем, главное же, что мы ещё встретимся - просто на страницах историй по другим фандомам))

2015-03-29 в 21:56 

Oswin Souen
Продавец кукол
Спасибо что закончили фик и не бросили его. :white:
Концовка понравилась =):friend:

2015-03-30 в 11:13 

YuliyaG
Наиболее тяжелая вещь в жизни - это понять, какой мост следует перейти, а какой сжечь.
Спасибо что закончили фик и не бросили его.
Концовка понравилась =)

Спасибо за внимание)

URL
   

Yuliya

главная